Бичевские рассказы

Цикл "Борода и годы"


ТРАКТОР

Получилось так, что день Советской Армии и Военно-морского Флота бичи Амалатской партии отметили 8 марта.

Транспорт из трёх "Уралов" с солярой должен был прибыть на участок в конце февраля. Но тогда завьюжило, занесло зимник, да вдобавок, один Урал сломался в дороге, и его ремонтировали в посёлке по пути. В общем, грузовики добрались до партии только восьмого марта. Начальник, как и обещал, привёз ящик спирта, что бы отметить праздник. Не от широты своей души, а от мудрости полевой. Знает хитрый лис, что когда бич в тайге месяц другой ишачит, то увидев грузовик, может этот бич вдруг так затосковать по цивильной житухе да и сорвётся в посёлок.

По этому случаю, повар Тишка Бородатый с утра затопил баньку и весь состав партии, кроме буровой смены, заступающей на ночную вахту, дружно парился до вечера, с гиком кидаясь по очереди в незамерзающий талец у берега реки.


        Повар Тихон БородатыйНачальник хитрый лис

Партия забросалась на берег Большого Амалата ранней осенью. До снега обустраивались, в основном плотничали. Рабочие, канавщики и буровики, скатали из ошкуренной лиственницы просторный барак, камералку, склад, баньку, тепляки для буровой и дизель-генератора, переложив брёвна сухим мхом. Потом горняки потянулись на сопку долбить канавы. А вот со скважиной вышла морока. Геолог долго мудрил, где её заложить. По его словам рудная зона была крутопадающей и что бы подсечь её надо было бурить скважину с большим наклоном, да к тому же прокладывать серпантин на сопку, чтобы затащить туда сани с буровой установкой и дизель-генератором.

Жора, выполняющий к тому времени обязанности старшего мастера, предложил ему подсечь зону горизонтальной скважиной, забурившись в скалу прямо с берега реки. Геологу идея понравилась, она была проста - вморозить мертвяк в лёд для кронблока, чтобы вытаскивать буровой снаряд из скважины. Так как снаряд будет лежать в скважине горизонтально, то нагрузка на кронблок будет небольшой. Правда помбуру придётся таскать вертлюг, которым цепляют буровые свечи, от кронблока обратно к устью скважины в прямом смысле на своём горбу.

И как только мороз основательно сковал реку, толстое бревно вморозили в лёд, привязали к нему кронблок и … бурёжка началась.


Под скалой стоят - тепляк с дизель-генератором, тепляк буровой, сани с инструментом, свечи (буровые трубы)
 


Помбур тащит вертлюг к устью скважиныГеолог у кернового ящика
 

* * *

После того, как налили по первой разбавленного спирта и закусили Тишкиной стряпнёй, всегда угрюмый канавщик Бульбаш вдруг буркнул, словно сам себе:

- Надо Мирону бутылку отвезти, однако.

Сказав это, он плеснув себе чистого спирта и, шумно выдохнув, залпом выпил.

- Точно, - сразу подержали его, ещё трезвые, сидевшие за длинным столом, рабочие.

- Котлеты из его изюбря сейчас шамаем.

- Надо, надо уважить, Мирона.

- Так надо сейчас, а то назавтра будет "голый вассер".

- Вы как, Михаил, в настроении отправиться в путь? - на всякий случай поинтересовался радист, интеллигентного вида мужичок, явно пущенного жизнью в расход. Тем не менее, морщинистые пожелтевшие щёки и верхняя губа его всегда были чисто выбриты, а шкиперская бородка аккуратнейшим образом подстрижена. Были "рассказы", что радист когда-то служил на Северном Флоте, потом что-то случилось там, ему дали орден и комиссовали, но жизнь не заладилась, и он "забичевал по северам", как никто другой, олицетворяя собой шутливую трактовку слова БИЧ - "Бывший Интеллигентный Человек".

Мишка с готовностью вылез из-за стола и стал искать свою телогрейку среди кучи других, висевших за печкой. Жора тоже потянулся за ним, они были ровесниками, и держались вместе в этой разношёрстной компании немолодых, потрёпанных жизнью людей.
 


Канавщик Бульбаш Радист
 

Бульбаш сунул Мишке бутылку спирта, а Жора захватил свою, и они вышли на высокое крыльцо барака, выпустив клубы спёртого воздуха в морозный воздух. Трактор привычно тарахтел на своём месте. Мишка, как только ударили морозы, никогда его не глушил, просто на ночь ставил на холостой ход и не забывал подливать в бак соляру.

Ребята забрались в кабину, и Мишка вывел трактор на лёд реки. Ночь была безлунная. В свете фар белая полоса, между высокими стенами чёрного леса по бокам, приветливо приглашала трогаться в путь. Снег после последней метели уже просел, местами ветер даже оголил лёд.

* * *

Зимовьё Мирона стояло выше по реке, километров в пяти. Можно сказать Мирону повезло, что рядом обосновалась геологическая партия, все его транспортные проблемы теперь само собой решались, хотя крупный зверь ушёл далеко в тайгу, но при необходимости он легко добывал сохатого или изюбря и часто баловал "геологов" свежим мясом. Основная же его охота была заготовка пушнины.

Вскоре впереди засветился огонёк зимовья, а в дверях показался сам Мирон с накинутым на плечи тулупчике, следом выскочили две небольшие лайки, которые завертелись по бокам трактора.

- Али, что случилось? - тревожно спросил он, подходя к спрыгнувшим на снег ребятам.

- Привет Мирон! - закричал в ответ Мишка, перекликая тарахтенье двигателя. - Вот гостинец тебе привезли, и он помахал перед собой бутылкой спирта.

- Коли так, то заходите, - довольно заулыбался охотник.

В зимовье было тепло и уютно и изрядно продрогшие в дороге ребята с удовольствием уселись за стол, на серёдку которого Мирон водрузил кастрюлю с варевом из зайчатины и, зачерпнув черпаком воды, взялся за бутылку.

- Убери подальше, Мирон, - остановил его Жора, протягивая свою, предварительно, сдёрнув с горлышка блестящую пробку.

Мирон охотно принял её, но свою не убрал, оставил на столе, а Жоркин спирт вылил в черпак тонкой струйкой, и стал помешивать кончиком ножа, то и дело, постукивая по металлическому краю, пока глухой звук не стал звонким.

- Готов! - торжественно сказал он и разлил разведённый спирт по кружкам, - Ну, будем здоровы!

- Не потеют они у тебя в зимовье? - пошутил Жора спустя время, кивнув на лаек, свернувшимися пушистыми комками у порога.

- Да волки, будь им пусто, появились в округе, ещё утащат ночью, кто мне тогда соболя искать будет, - вздохнул Мирон.

- Точно, - отозвался Мишка, - давеча у нас среди ночи собаки лай подняли, мужики выскочили, и давай палить из всех ружей. Потом по следам узнали, это волки сохатого мимо гнали, убёг он от них, однако.

- Мудрый зверь, раз к людям побежал, - кивнул Мирон и в очередной раз разлил по кружкам спирт.

- Лады, Бог троицу любит, а нам пора уже, - сказал Жора.

- А то ночуйте, вон полчерпака ещё пойла остаётся.

- Соляры не хватит до завтра, - сказал с сожалением Мишка, тоже вставая из-за стола.


Кажись, самая первая моя акварель.
 

* * *

Обратно ехали молча, однообразная белая поверхность снега в свете фар убаюкивала, а от обильной еды и выпитого спирта Жору клонило в сон и ему приходилось делать усилие над собой, что бы не сползти с сиденья.

В какой-то момент времени, неожиданно, всё крутнулось, и его бросило на сидевшего рядом тракториста, который оказался внизу под ним, а наступившей разом тишине кабину стремительно стало заливать ледяной водой. Жора лихорадочно стал икать ручку двери вверху над собой. Когда он её откинул, словно люк и выскочил наружу, изрядно потоптавшись на барахтавшемся внизу Мишке, сухой у него осталась только голова в шапке. Следом из воды вынырнул Мишка, кашляя и матерясь. Видно, он успел глотнуть речной водицы. Жора помог ему выбраться на лёд и осмотрелся в темноте.

Они стояли на краю наледи. Белая поверхность снега просматривалась вдаль только на некоторое расстояние. Река здесь круто поворачивала, а на изгибе у берега парил талец, широкая полынья, незамерзающая из-за бьющих на дне родников. Видимо, при повороте трактор заехал одной гусеницей за край наледи и лёг на бок прямо в воду. Сейчас внизу под наледью из воды возвышалась только гусеница и часть кабины с откинутой дверцей. Хорошо, что Мишка на повороте сбавил скорость, и трактор только опрокинулся, иначе бы летели кубарем с метровой высоты.

Было далеко за полночь, самое морозное время и холод начал обжигать мокрые руки. Жора сбросил валенки, вылил воду и стал выжимать портянки.

- Раздевайся, - скомандовал он, ещё не пришедшему в себя после ледяной купели другу, - надо отжать воду из одежды, а то закоченеем в ней.

Мишка последовал его примеру. Торопясь и помогая друг другу, они выжали по очереди воду из ватных штанов и телогреек. Облачившись обратно в мокрую, но уже не водяную одежду друзья побежали домой. Они проехали большую часть пути, до базы оставалось каких-то пару километров.

Жора вспомнил о волках, и заранее зажал свой самодельный тесак в кулаке, зная, что скоро пальцы будут не такими послушными. Конечно, если их перехватит стая, то тесак не поможет, но нож в руке успокаивал продрогшую душу.

Первые несколько сотен метров они бежали плечом к плечу, потом Мишка стал отставать и вскоре перешёл на шаг. Жора бегал вокруг него, подталкивал в спину, ругался, Мишка пытался бежать, но через несколько метров снова переходил на шаг. Он был крупным парнем с широкой костью, но у него была какая-то сердечная проблема. Было видно, что ему было трудно дышать, и вскоре Мишка запнулся и сел на снег, не реагируя на Жоркины крики и пинки.

К этому времени одежда уже стала покрываться коркой льда.

- Надо идти, иначе замёрзнем, мать твою туды-сюды, - заматерился Жора и, подхватив его свободной рукой под мышку, заставил встать на ноги. Мишка покорно пошёл грузно, но всё же, пошёл, а Жора держал его, не давая останавливаться и садиться. Так медленно и молча, они шли и шли вперёд, пока в темноте не обозначились чёрные силуэты построек.

- Э-ге-гей! - закричал, что было мочи, Жора. В ответ залаяли собаки. Жора снова закричал и двинулся, подталкивая друга, навстречу усиливающему лаю, пока двери барака не открылась и в проёме не появилась встревоженная фигура.

- Сюда, сюда, к нам. - стал вопить Жора. Человек, что-то крикнул внутрь дома, и вскоре из дверей выскочило несколько человек.

Первым делом с них сорвали, помогая ножами, обледеневшую одежду. Потом налили горячего чая, плеснув туда спирта, потом гурьбой растирали суконными портянками, смоченными спиртом.

- Хватит уже, больно, - запротестовал Жора, нещадно трущему его кисти рук радисту.

- Это хорошо, значит, обошлось, - обрадовался тот.

* * *

Проснулся Жора в полдень и быстро выбрался из спальника. Чувствовал он себя великолепно, будто и не было ночного купания в ледяной полыни. В бараке был только один радист, сидевший в своём углу в наушниках и стучавший двумя пальцами по узкой пластинке между ними.
 


Радист
 

Жора в техникуме одно время занимался в кружке радистов и даже научился сносно отбивать морзянку, но с приёмом, ввиду полного отсутствия музыкального слуха, была проблема, так как не мог запомнить мелодии букв и поэтому забросил это дело. Первое время, когда он увидел, что радист заменил головку круглого ключа, гибкой металлической пластинкой удивился. Но всё понял, когда увидел, как быстро он передавал радиограммы, стуча по пластине указательным и большим пальцем, гоняя её между двумя контактами.

- А где Мишка? - спросил Жора, дождавшись, когда радист подсел к нему за стол.

- Так с Тихоном отправился на тракторе за сухостоем, вся поленница вчера на баню ушла, - ответил тот и восхищённо добавил:

- Вот что значит молодость, как с гуся вода с них, что с одного, что с другого!

Жора открыл удивлённо рот:

- На каком тракторе?

Радист рассмеялся.

- Да всё в порядке. Добро шофера, перед обратным рейсом почти не пили. Они сразу отправились за трактором, вытащили его на берег своими Уралами, к утру завели и пригнали сюда, у него даже стёкла в кабине целые, на песочек лёг.

И подмигнул:

- Начальнику за вас ни кто не сказал, так что сам не сболтни ему лишнего.
 


Буровой мастер и тракторист на "выхлопе". Посёлок Багдарин, Бур.АССР, 1972 год
 


Другие бичевскин рассказы:
  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • САМОРОДОК
  • ПЕЧКА
  • НАЧАЛЬНИЧЕК
  • ПОИСКОВЫЙ ОТРЯД. Часть 1. Димедрол
  • ПОИСКОВЫЙ ОТРЯД. Часть 2. Сапог.
  • ДЕНЬ ГОРНЯКА
  • ЖИВОЙ МАМОНТ

  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    ПРОЗА
      as-kurt@yandex.ru 


    ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ТЕКСТА ОБЯЗАТЕЛЬНО УКАЗЫВАТЬ АВТОРА И ССЫЛКУ НА ИСТОЧНИК:

    Автор: Александр Курт.
    Источник: http://kas.mfvsegei.ru/tekst/bich/traktor.htm