Бичевские рассказы

Цикл "Борода и годы"


ПОИСКОВЫЙ ОТРЯД.
Часть 2. Сапог.

Проводив взглядом улетающий вертолёт, СанСаныч повернулся к новому рабочему, всё ещё смотревшему в небо узковатыми глазами, характерными для коренных забайкальцев.


Вертолётная площадка на перевале. Фото автора.

- Давно бичуете, Михаил?

- Так я не бич, а потомственный казак, - горделиво ответил прилетевший, приглаживая вихрастый рыжий чуб, который немилосердно трепал ветерок.

Саныча покоробила напускная заносчивость, поэтому, дружелюбно улыбнувшись, он уточнил, зная обидное прозвище забайкальских казаков:

- Местный гуран, значит.

Гуранами буряты и эвенки называют самцов косуль, козлов проще говоря. Что касается казаков, то прозвище закрепилось за ними в те ещё времена. При царе-батюшке они для удобства в седле подшивали кожей свои шаровары. Отчего, у казака при ходьбе, если смотреть ему вслед, лоснящиеся кожаные вставки сверкали на ягодицах, точно белое пятно на заднице убегающего гурана.


Косули. Гуран с самкой.

"Потомственный казак" обидчиво отвёл глаза. А Саныч, как ни в чём не бывало, прищурившись, продолжил расспрос Рыжего, как он уже окрестил его про себя:

- Где работали до этого?

- На бульдозере в артели на Муе, - неохотно, ответил тот.

- Хлебное место, что же к нам занесло?

- Да начальник, сука . . . , - тут Рыжий осёкся, спохватившись, что перед ним тоже начальник.

- Понятно, - открыто усмехнулся Саныч, - а на канавах доводилось?

- И канавы, и шурфы бил, и на буровой помбурил.

- Хорошо Михаил, спускайтесь в лагерь, там тропа прорублена, не заблудитесь.

Рыжий с готовностью взвалил на спину позвякивающий железом мешок, и словоохотливо пояснил: - Начну черенки к лопатам и кайлуше готовить.

- Этого добра ко всякому инструменту у нас достаточно, из берёзы, уже просохло всё, - ответил Саныч и оценивающе взглянул на солнце.

- Вот, что, - распорядился он, - как устроитесь, то натопите баньку и нагрейте воды, до вечера как раз управитесь. А я пройдусь маршрутом.

- У вас баня есть? - искренне удивился Рыжий.

- Одно название, землянку в склоне вырыли, железную печку камнями обложили, тесновато, но попариться можно, воду только на костре греем.

- А, что случилось с этим? - не выдержав, полюбопытничал Рыжий про улетевшего с перевязанной рукой рабочего.

- Производственная травма, - сухо повторил Саныч слова Бульбаша.

- Как так? - не унимался Рыжий.

- Медведь его за руку цапнул, - серьёзно пояснил Саныч и, показав направление к тропе, сам отправился в другую сторону.

* * *

Вернулся Саныч в лагерь засветло и, не мешкая, сбросив пропотевшую насквозь энцефалитку, пригнувшись в три погибели, нырнул в горячую тесноту низенького строения.


Полевая банька. Фото автора.

Рабочие уже все попарились и, отужинав, умиротворённо разглагольствовали под брезентовым тентом у костра.

- Ну и как наш начальник? - кивнув на баньку, в которой скрылся геолог, поинтересовался Рыжий у сидевшего напротив высохшего, словно щепка дедка, к которому все обращались не иначе, как Тятя.

- Не обижает. Наряды закрывает по уму, так, что бы в конторе норму на кубы не накинули, - кивая головой в такт словам, успокоил его дед.

- А вот начнёшь филонить, первым же бортом пошлёт на хрен, - словоохотливо стал басить увалень Веня Дробный. - В прошлом году он бича, который канаву не чистил, поставил на краю обрыва, а тот хи-хи да ха-ха, на понт, мол, начальничек берёт, а когда, увидел, что Саныч жекан в ствол загнал и целится начал, сиганул вниз, хорошо под обрывом омут был. Через неделю только к базе вышел, ягодами да грибами питался.

- За это его посадить должны были, - засомневался студент.

- Так заявления в милицию не было. Бичара тот, как расчёт получил, так сразу мотнул на Севера от греха подальше. А Саныч в тот же день отрадировал на базу, мол хмырь такой-то самовольно покинул участок, но его всё равно премии лишил за технику безопасности, - разъяснил студенту Веня, шумно хлопнув по толстым ляжкам своими ручищами, словно ставя точку.

- Ему каждый год премий не дают, так как он злостный нарушитель безопасности, - с сожалением в голосе подытожил пожилой канавщик Тишка Бородатый, облик и чинные манеры которого выдавали старовера, или по крайней мере он был им когда-то.

- Саныч ещё у вертолёта сказал мне, что парня с перевязанной рукой медведь поранил, чудно это, - снова поинтересовался Рыжий.

- Ты про Димедрола, что ли? Так его тушёнка подвела, медведь унюхал, что он банку открыл, и из куста хвать лапой по руке. Там наверху кедрач непролазный, как стена, - сразу отозвался Вениамин, наглядно разведя в стороны ручища: - Косолапый каждый вечер приходит на линию, проверяет наши канавы, у кого мелкая, тому прямо в канаву опорожняется. Ты думаешь, пошто Бульбаш сегодня всё мыло извёл в бане, - раскатисто захохотал он, тыкая пальцем в Бульбаша.

Неразговорчивый Будльбаш неохотно отозвался:

- Встретишь мишку нос к носу, обделаешься больше его.

- Ты паря, когда начнёшь работать, ломик всегда рядом держи, - посоветовал заботливо Тятя, отхлебнув, и передавая дальше банку с чифирем.

- Да я медведя видел, как тебя, если не ближе, - подбоченился Рыжий и, уловив заинтересованную паузу, поёрзал на чурбане:

- Иду значит, себе по тропе и тут медведь навстречу, и на меня, кАк попёр. Я мигом на лесину, рядом стояла высокая сухостоина, гладкая без коры, только на макушке ветка торчит, как рогулька. Как на ней оказался, не помню, сижу верхом, а этот медведь, ползёт, точно электрик в когтях. Долез до меня и лапой норовит ногу зацепить. Я тогда снял сапог, перегнулся и этим сапогом по его морде хрясть-хрясть-хрясть. Так он со злости обеими лапами схватился за сапог и не удержался, полетел вниз. Разбился насмерть, там внизу сухие ветки торчали. А мой сапог целым оказался.

- Пурга это, - хмуро буркнул Бульбаш и засобирался в палатку.

- Пурга в тундре, - обиделся Рыжий, - про меня от Муи до Лены знают, что я медвежатник, между прочим.

- Так и наш СанСаныч, было дело, от медведя на лиственницу запрыгнул, - подхватил тему Тятя.

- Как это? - сразу оживился студент.

- Что мне за него отчитываться, сам спроси, как он на вершине сидел. Хорошо у его молотка ручка длинная, когда медведь дополз следом, Саныч ему когти быстренько позабивал в дерево этим молотком. И спокойно слез, пока медведь наверху ствол обнимал, - Тятя зевнул и пошёл в палатку следом за Бульбашом. За ним потянулись и Венька Дробный и Тихон Бородатый, посмеиваясь на ходу.

* * *

Прошёл месяц, как отряд обосновался на участке и за всё это время ни разу не было дождя. Стараясь как можно больше сделать по сухой погоде, начальник участка не давал роздыху ни себе ни рабочим. Каждый божий день с утра и до поздних сумерек он или захаживал окрестности поисковыми маршрутами, или документировал готовые канавы, или продирался сквозь стланик со студентом, отбирал "металлку" (пробы для спектрального анализа) по всему склону. Да и рабочие хорошо знали, что отдыхать они будут только, когда зарядит проливной дождь, поэтому вкалывали на совесть.


Документация поисковой канавы геологом. Фото автора.

Когда линия канав была почти пройдена, а участок и его окрестности покрыты поисковыми маршрутами, СанСаныч решил устроить камеральный день. Надо было вынести все данные по маршрутам и канавам на карту и определиться, что делать дальше.

Приладив на ящике побывавшую не в одном "поле" и посеревшую от времени чертёжную доску, он прикнопил миллиметровку с крупномасштабной картой участка и погрузился в работу, тщательно вынося на неё фактуру из "полевой книжки" и "журнала описания канав".

Пока явных следов минерализации он не встретил. На склоне в копушах иногда попадались светло серые обломки диоритовых порфиритов. Но канавы вскрыли только однородную пачку тёмных сланцев алевролитов. Правда, в двух смежных канавах он обнаружил небольшие интервалы еле различимых кварцевых прожилок до миллиметра каждая, похожих на "конский хвост" в породе. Скорее всего, проявление золота в прошлогодних пробах, было связано с этими прожилками, приуроченных, вероятно, к прорывающей алевролиты диоритовой дайке. Поэтому разумно будет вскрыть и опробовать промежуток между этими канавами. А там видно будет, что делать дальше.


Полевая "камералка". Фото автора.

Студент, устроившись в тенёчке, весь день просеивал ситом "металлку", пакуя просеянную дресву в бумажные пакетики. Сотни маленьких мешочков с пробами, собранных ранее со склона из неглубоких копуш, сушились гроздьями под навесом у костра, дожидаясь своей очереди.

К вечеру стали возвращаться рабочие.

Первым спустился Тятя. Сморщенный и скукоженный на вид, этот дед был опытнейшим горняком. Со стороны казалось, что в канаве он еле копошится, а на деле работу сдавал быстро и в отличном состоянии.

Потом громко балагуря, подошли здоровенный Вениамин и старовер Тихон. Когда рабочие, усевшись за столом, шумно расхваливали студента за наваристый борщ, как из зарослей, обрамляющих тропу, выскочил, словно угорелый Рыжий.

С криком: - Медведь! - он, прихрамывая, подбежал, к кострищу, схватил колун и, развернувшись, испуганно уставился васильковыми глазами на тропу. Его растрёпанный вид указывал на то, что он мчался по тропе напролом. Выгоревшая до белизны энцефалитка потемнела от пота, правая нога была босая, вся в кровоподтёках, а болтающаяся штанина разорвана.

Все тут же вскочили со своих мест, хватая, всё что попадалось под руку. Венька бросился к лежащей неподалёку "Дружбе" и яростно заматерился, безуспешно дёргая шнур стартёра бензопилы, которая не хотела заводиться.

- Ты сперва подсоси бензин, - спокойно посоветовал ему Тятя, привычно поигрывая самодельной финкой с берестяной ручкой, предметом тайной зависти студента.

Зажав в левой руке второй патрон, Саныч поднял ружьё в сторону тропы и приготовился стрелять. Выждав минуту другую и никого не видя, он опустил ствол и обернулся к Рыжему:

- Медведя на тропе видел?

Рыжий, поняв, что опасность миновала, всё же не выпуская колуна из рук, подошёл к сгрудившимся сзади Саныча мужикам и ответил с напускной бравадой:

- Испугался меня зараза.

- Это он вони твоей не выдержал, почище росомахи, наверное, пердел в его сторону, - буркнул ехидно Вениамин и машинально дерганул шнур стартёра. "Дружба" вдруг заревела в звенящей тишине, заставив всех облегчённо засмеяться.

А Рыжий уселся на траву и, рассматривая ссадины на ступне и щиколотки, стал рассказывать:

- Возвращаюсь, значит, а там где тропа в кедраче еле прорублена, меня он и схватил сзади за ногу, в засаде видно поджидал за кустом.

- Ты его видел? - тревожась, спросил СанСаныч.

- Так я ж говорю, что упал, хорошо, что ногу выдернул из сапога и вниз бросился.

- Странный медведь какой-то,- удивился Тятя, покачивая головой, - зачем ему один сапог, мог бы и второй прихватить до пары.

- Чёрт, Бульбаша ещё не вернулся, - вдруг спохватился СанСаныч и, держа ружьё наготове, бегом направился к тропе. Вениамин, подхватив бензопилу, потянулся следом за начальником. Но, не сделав и пару шагов, они оба застыли на месте. Заросли впереди на склоне вдруг заколыхались, видно по тропе кто-то спускался. И вскорости из кустов не торопясь вышел спокойный Бульбаш.

Саныч облегчённо опустил ружьё, а Венька крикнул ему навстречу:

- Алесь, ты с медведем, случаем не встретился?

- Встретил одного в кедраче, вот попросил сапог вернуть нашему медвежатнику, - ответил Бульбаш и, не останавливаясь, запустил пустой сапог в Рыжего. У парня была отменная реакция, он ловко поймал его обеими руками и, всё поняв, деланно рассмеялся:

- Смотрите, а сапог совсем целый.


Другие бичевскин рассказы:
  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • САМОРОДОК
  • ПЕЧКА
  • НАЧАЛЬНИЧЕК
  • ПОИСКОВЫЙ ОТРЯД. Часть 1. Димедрол
  • ЖИВОЙ МАМОНТ

  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    ПРОЗА
      as-kurt@yandex.ru 


    ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ТЕКСТА ОБЯЗАТЕЛЬНО УКАЗЫВАТЬ АВТОРА И ССЫЛКУ НА ИСТОЧНИК:

    Автор: Александр Курт.
    Источник: http://kas.mfvsegei.ru/tekst/bich/po2.htm