Цикл "Хроники будущих времён"
Александр Курт

КОЛЬЦО ВРЕМЕНИ

рассказ напечатан в литературном приложении "Фантастика № 1 за 2018 год" журнала "Знание - сила"

* * *

Как это ни странно некий "правдолюб" из когорты любителей наводить тень на плетень обвинил меня в том, что я, издавая древние тексты известные как "Хроники будущих времён" на самом деле сам являюсь их автором, прикрываясь именем мифического Александра Курта.

Глупо всё это, ибо "Хроники" дошли до нас, хотя и на разрозненных листах бумаги почти без потерь. Бумага, краска и даже посторонние включения в виде пятен и тому подобных артефактов датируются всеми экспертами, как официальными, так и независимыми концом ХХ века до звёздной эры. Это такая древность, что уму непостижимо, ведь бумажных документов того времени найдено раз-два и обчёлся, и редко какой экземпляр сохранился полностью, а тут оригинал от первой и до последней страницы.

А этот так называемый горе-математик не верит экспертам, потому что всё, о чём автор якобы "нафантазировал" в своих Хрониках, сбылось до подробностей и сбывается даже в наше время, вплоть до недавнего захвата одного из кораблей-разведчиков некими сущностями вблизи центра Млечного пути. При этом он с умным видом кивает на теорию вероятности, заявляя, что вероятность совпадения такого подробного описания событий с реальными событиями столь отдалённого будущего стремится к нулю.

Поэтому в очередной раз утверждаю, что содержание "Хроник" ни я, ни ещё кто-либо другой, не выдумывал. Я просто, как их первооткрыватель довожу до сведения широкой публики текст древнейшего оригинала.
Издатель.

* * *

. . . Мы были возле пропасти, у края,
И страшный срыв гудел у наших ног,
Бесчисленные крики извергая . . .

Данте Алигьери. "Божественная комедия"

Первое время, секунд несколько я тихо стоял и рассматривал небольшое светлое помещение не испытывая при этом ни малейших эмоций. Произошедшее было настолько нереальным, что рассудок отказывался воспринимать виденное. Всё казалось странной галлюцинацией.

И, тем не менее, я начал осознавать что стою, прижавшись спиной к стене, а прямо передо мной возвышается сооружение, усеянное индикаторами, кнопками и рычажками.

В креслах напротив меня сидело два человека, облачённые в белые просторные одежды. Один из них был смертельно бледен, постоянно клонился в разные стороны, после чего неестественно выпрямлялся, а его руки попеременно неуклюже тянулись к красному рычагу. Но как только пальцы касались рукояти, рука плетью соскальзывала на колени, после чего попытка повторялась вновь. Всё действо напоминало работу сломанного заводного манекена и угнетало повторяемостью дёрганых движений.

Второй мужчина - белобрысый, крупного сложения сидел, судорожно вцепившись обеими руками в подобие штурвала, опасливо поглядывая по сторонам блуждающим взором. Его раскрасневшееся лицо обильно покрывал пот.

Третье кресло было пусто. Невысокий сухощавый человек, видимо его хозяин стоял в углу справа от меня, вжавшись между стенами. Руки его были скрещены и крепко прижаты к груди, а сам он что-то кричал, обращаясь к вспотевшему краснощёкому мужику. И этот орущий человек был похож на меня, даже по возрасту, мы подходили друг другу. Некоторое время я удивлённо пялился на него, ничего не понимая . . .

. . . ведь я буквально мгновение назад сидел в вагоне метро, оставалось с полчаса езды до моих Филей. Хотя была пятница, на работе задержался на три часа. Весь день наш отдел стоял на ушах, проверяя в последний раз "Изделие" перед сдачей "Заказчику". Известное дело - начальство торопит, смежники достают надуманными придирками, но, слава Богу, наш сегмент Изделия отработал штатно, хотя моя голова под конец совсем очугунела.

После пересадки с Марксисткой станции на кольцевую линию, я комфортно устроился на свободном диване в углу вагона и бездумно поглядывал по сторонам, как-никак впереди светило два выходных. Был девятый час вечера, народ уже схлынул, вагон был полупустой, напротив меня расположилась крепкая бабуля с поджатыми губами, обхватившая корзину с какой-то рассадой, ясно - едет на дачу. Рядом стоят принарядившиеся студенты, ребята наперебой травят анекдоты про тупых профессоров, девчата дружно хихикают. Дальше, прикрыв глаза, сидит в задумчивости загорелый мужик с вислыми усами, видимо приезжий, рядом с ним пухленькая молодуха с малолетним сыном, дальше я уже не смотрел.

В какой-то момент времени мне показалось, что в облике пассажиров появилось нечто странное, они как будто стали двоится. Я зевнул и протёр глаза. У бабули поверх её благодушного вида отчётливо проступал ещё один облик, который кривился и недовольно поглядывал на ребят.

У студентов тоже были двойники, так у явно влюблённой парочки образы светились и тянулись друг к дружке, хотя в действительности они демонстрировали полное обоюдное безразличие. Долговязый парень, упакованный в джинсы, стоившие в "комиссионке" половину моего приличного оклада щедро раздавал всем пластинки в броской упаковке. Шутливо полу обняв влюблённую девчушку, он горделиво объяснял всем, что это за диковинка "с банановым вкусом" и какая от неё польза для зубов. Поверх самодовольного вида этого пижона, его тусклый образ завистливо поглядывал на соперника, пренебрежительно сунувшего пёструю пластинку в кармашек рубашки.

Аура мужика с усами буквально полыхал от радости, а образ полной женщины не отличался от её настоящего вида, выражающей озабоченность за балующегося ребёнка . . .

. . . наконец моё ошеломление стало проходить, и я сообразил, что нахожусь внутри некоего агрегата. Более того, я начал различать не только ауры находившихся здесь людей, но увидел ещё какие-то сущности в виде бесформенных тёмных сгустков. Человек, механически дергающийся в кресле, был весь окутан чёрной, как сажа пеленой так, что очертания тела не было видно. Белобрысого мужика со спины обволакивала, покрывая плечи такая же чернота. И только над его головой и руками сохранялась еле различимая аура. Бесформенный тёмный сгусток, превосходивший размером забившегося в угол моего двойника, методично словно маятник, атаковал его. Похоже, человек в углу, как и я, отчётливо видел эту напасть, так как его фантом каждый раз вставал на пути, отчаянно багровея при контакте. Его крик также стал мне понятен, хотя его слова звучали как тарабарщина.

- Держи курс! Держи курс! Держи курс, Штурман! - снова и снова повторял он.

Вспотевший штурман только мычал, силясь ответить, сопротивляясь видимо чудовищной нагрузке.

Вдруг мой двойник замолчал, посмотрел в мою сторону и ещё более помрачнел. Я понял, что он увидел меня.

- Ты, нечисть? - резко спросил он.

- Нет, - растерянно ответил я.

- На корабле кроме экипажа людей нет, - сразу же сказал он, видимо обрадовавшийся, что я заговорил.

- Где это я? - так же обрадовавшись, поинтересовался я и пояснил, - Я только что ехал в метро, и вот стою здесь.

- Ты ехал в метро? - вопросительно повторил он мои слова, - И на какой же планете твоё метро?

- На Земле, разумеется, - удивился я странному вопросу.

- Планета Земля находится на периферии Млечного Пути, а мой корабль находится вблизи ядра этой галактики, между нами расстояние в сорок тысяч световых лет, - прокомментировал, судя по словам "мой корабль", капитан корабля. И добавил с отвращением, - У тебя нет плоти, ты, как и ЭТО, - кивнул он на чёрный сгусток перед собой, - только почему-то в моём образе.

Я посмотрел на свои руки, действительно они были прозрачны. И тут я начал паниковать. Всё же привычка всё анализировать взяла верх над страхом. "Если я в виде фантома стою здесь, следовательно, моё тело по прежнему находится там, в вагоне метро", - сделал я первый вывод. Одновременно вспомнилось, как-то читал в популярном журнале, что шаман во время камлания, наплясавшись с бубном, безжизненно падает наземь, а его "дух" в это время покидает тело и улетает восвояси, потом придя в себя, шаман рассказывает сородичам, где он побывал и что повидал, когда летал. Я ухватился за эти соображения, к которым тогда отнёсся весьма скептически, как утопающий хватается за соломинку, одновременно понимая всю их иллюзорность; тем не менее, это позволило мне как-то успокоиться и принять невероятную ситуацию, как реальную данность.

- Повторяю, я не нечисть, ты видишь мой фантом, а моё тело по прежнему находится в вагоне метро на Земле, - возразил я после заминки, страстно желая саму поверить своим же словам.

Капитан, злобно глянув на меня, вновь вжался в угол, отражая очередную атаку сгустка черноты.

И тут меня осенило. Ведь эти чёрные сущности без плоти и формы действительно являются нечистью, или чертями, как их кличут в народе. Я судорожно начал вспоминать "Отче наш", которую давным-давно учила меня бабушка на просторной тёплой печи перед сном. Но в голове вертелось только: "Во имя Отца, и Сына и Святаго Духа!". Тогда решив, что этого будет достаточно, я выкрикнул:

- Я сейчас докажу, что я не "нечисть".

- Доказывай! - с надеждой отозвался капитан, когда тьма откатилась от него назад.

- Смотри на меня, я сейчас перекрещусь, и если я "нечисть", то сразу исчезну, - после этого со словами "Во имя Отца, и Сына и Святаго Духа" я перекрестился.

- Что ты там бормочешь? - капитан, внимательнейшим образом следивший за мной, был явно разочарован.

- А ты попробуй, перекрести черноту с этими словами, - предложил я и, видя его скепсис, добавил, - сделай это хотя бы для чистоты эксперимента.

В это время тьма снова направилась к капитану. Капитан напрягся и видимо от безнадёги, запинаясь, вспоминая слова, неумело перекрестил враз застывшее бесформенное облако. Эффект оказался даже для меня ошеломляющим. Чернота, скукожившись до размера футбольного мяча, словно пушинка отлетела в противоположный угол и с визгом исчезла. Капитан в мгновение ока тут же оказался у пульта, и теперь уже громогласно творя молитву, уверенно перекрестил сначала штурмана, а затем механика. Их чёрные сущности, разлетевшись по углам, истощённо воя стремительно уменьшались, пока не исчезли совсем.

Штурман облегчённо вздохнул и, не отпуская штурвал, расправил покатые плечи.

- Что это с Механиком? - тревожно спросил он, глядя как капитан, подхватив сползающее с кресла тело, укладывал его на пол.

- Умер, видимо сердце не выдержало, - глухо ответил капитан, - как ты сам, нормально?

- Более-менее, - штурман отвёл испуганный взгляд от неподвижного тела.

- Что помнишь? - поинтересовался капитан, вставая с колен.

- Навалилась тяжесть внезапно, потом в глазах потемнело, и всё время хотелось развернуть корабль с курса. Что у нас произошло?

- Не знаю. Могу сказать, что в рубке появились три тёмные сущности, и они атаковали нас.

- Тёмные сущности? Ты что, их видел? - недоверчиво спросил штурман.

- Да. Это были сгустки черноты.

- Но, я никого не видел, - возразил штурман, подозрительно взглянув на капитана.

- Я тоже вначале не видел. Потом увидел вдруг, что Механика всего окутала чёрная пелена, и он обмяк. А на тебя тьма наползала со спины, но ты держался.

- Твой голос мне помог, - отозвался штурман, поёживаясь, и тревожно спросил, оглядываясь, - ОНИ ещё здесь?

- Нет, исчезли, - успокоил его капитан и озадаченно посмотрел на меня. Потом замявшись, указал в мою сторону: "Ты точно никого не видишь, вон там у стены?"

Штурман с напряжением стал разглядывать меня, потом удивлённо уставился на капитана:

- Никого там нет, а ты кого видишь?

- Там стоит фантом человека, который чудесным образом избавил нас от чёрной напасти.

Штурман недоверчиво уставился на капитана, но тот не обращая внимания на его сомнения, наклонился над пультом и удовлетворённо отметил: "Скорость растёт, удерживай курс", - и, отдав приказ, он направился ко мне, сопровождаемый насупленным взглядом встревоженного штурмана.

Я всё это время стоял столбом, стараясь не шевелиться, опасаясь, что сделай я шаг, то с другого места не вернусь обратно в вагон, который по времени должен уже подходить к станции Киевская кольцевая.

Капитан подошёл ко мне со словами: "Спасибо двойник за чудесную помощь. Догадываюсь, что заклинание принадлежит одой из древних магий Земли".

- Не заклинание Капитан, а молитва и крёстное знамение. Какой сейчас век на Земле?

- Трудно сказать, я ни разу не бывал на этой планете, наше исчисление времени не связанно с земным годом.

- Тогда скажи мне, где я оказался?

- На борту моего разведчика. Наш корабль периодически, так сказать, "прыгает" на определённое расстояние, в каждой точке наблюдения мы замеряем различные характеристики материи и силовых полей. После последнего перемещения корабль вынырнул у странного провала пространства, его бесформенные подвижные границы отчётливо прорисовывались на фоне светящегося галактического ядра. И нас стремительно потянуло в эту тёмную пропасть.

- В "чёрную дыру", - со знанием дела вставил я.

- Нет, это не гравитационное притяжение, я так и не определил каким полем, чернота нас зацепила; она просто стала засасывать корабль внутрь себя. Всех мощностей двигателей едва хватало, что бы остановить сползание. А когда корабль всё же начал отходить от зловещей тьмы, его стало разворачивать обратно. В этот-то момент Механик и стал биться в судорогах, он побледнел как мел, а я увидел чёрную пелену, которая скрутила его. Пульсирующий кокон удерживал уже мёртвое тело в кресле, пытаясь потянуть рычаг его безжизненной рукой. Такая же вязкая чернота обволакивала спину Штурмана и такая же напасть ринулась на меня сзади. Я инстинктивно метнулся в угол, усилием воли отталкивая её от себя. А когда чернота уже подобралась к плечам Штурмана, в отчаянии попросил: "Помоги же, кто-нибудь!", и сразу увидел тебя.

- Это нечистая сила захватила вас, - поколебавшись, заключил я, выслушав краткий отчёт. Другое разумное объяснение в мою голову не приходило: "Похоже, ваш корабль оказался у врат Ада".

- Нечистая сила? Признаюсь, не слышал о таком силовом поле, - пожал плечами капитан.

- "Нечистая сила" не является материальным полем, - начал объяснять я, судорожно перебирая в памяти библейские термины и понятия, - источает её "Ад", это специальное место "невидимого мира", там обитают "падшие ангелы" их называют ещё демонами. Они-то вас и атаковали.

- Но как эти твои "демоны" пробрались на борт?

- Для обителей "невидимого мира" нет материальных преград.

- Тогда почему только три демона, если бы на нас навалилось с десяток, мы бы со Штурманом не устояли.

Я снова задумался, вспоминая религиозное учение, потом нашёлся: "Каждого человека опекает только один демон и один ангел-хранитель".

- Выходит, ты есть мой ангел-хранитель, недаром мы так схожи.

- Нет, Капитан, ты видишь фантом. У тебя нет ангела-хранителя, он даётся человеку только во время специального обряда в Храме. Поэтому демоны и воспользовались своей, так сказать монополией. Когда вы оказались вблизи их логова, им никто не мешал напасть на вас.

- Если это так, то по прибытию на Землю разыщу Храм и сразу совершу этот спасительный обряд.

- Ну-ну, - рассмеялся я на это.

Но капитан был серьёзен: "Но почему твой фантом тоже оказался на корабле?"

Мне самого это интересовало и, исходя из логики произошедшего, я предположил такую последовательность событий:

- Думаю, в критический момент ответственность за судьбу корабля пробудила у тебя способность воспринимать "невидимый мир", поэтому твой призыв о помощи, минуя время и пространство, переместил мой фантом сюда. Безнадёжная для вас ситуация, как видишь, для меня оказалась совершенно тривиальной.

- Но почему именно ты откликнулся? - не унимался капитан.

Я пожал плечами: "Вероятно, это случайность. Хотя, погоди, близнецы способны воспринимать экстремальные состояния друг друга на любом расстоянии, ведь мы с тобой как две капли воды, даже в зеркало глядеть не надо. Вот я и услышал тебя.

- Близнецы рождаются вместе, - возразил капитан, - а Земля не только дальше далёкого, но ещё мы разнесены во времени.

- Предположения о близнецах не противоречит теории вероятности, - продолжил я свою мысль, - Любое событие рано или поздно произойдёт при бесконечном числе реализуемых попыток, вот и произошло это событие: мы с тобой родились абсолютно идентичными, - усмехнувшись, я добавил: "Братишка".

В ответ капитан расплылся в широкой улыбке: "Как-то не укладывается всё это в голове".

А я озабоченно вздохнул, констатируя невероятность пространственно-временного парадокса: "Получается так, что моё "прошлое" и моё "будущее" замкнуло кольцо времени в этой точке пространства. Вот только как мне вернуться обратно в своё "настоящее"?

Капитан спохватился:

- Когда и тебя припрёт безысходность, зови меня брат, ведь мы отныне связаны "кольцом времени", - и он умело перекрестил меня: "А теперь возвращайся в свой вагон . . .

. . . внимание двери закрываются, следующая остановка станция Киевская, - последние слова капитана без всякого перерыва продолжил голос из динамика вагона.

Я огляделся. Бабуля, подхватив корзину, заранее направлялась к двери, студентов уже не было, видимо сошли гулять на станции Парк Культуры, задумчивый усач, сдерживая улыбку, нетерпеливо поглядывал на часы. Люди как люди, двойных образов я теперь не видел.

* * *

Всё это записал, как только влетел в свою комнату, бухнулся за стол и схватил ручку. Перечитав, сообразил, что в лучшем случае мне никто не поверит и, повертев ручку в руках, озаглавил написанное: "Хроника будущего времени". Расписался и поставил дату.

Александр Курт
25 мая 1990 года

Для иллюстраций использована картина художника-фантаста Андрея Соколова "Чёрная звезда".


Другие "Хроники будущих времён" :
  • ОТЛОЖЕННЫЙ АПОКАЛИПСИС

  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    ПРОЗА
      as-kurt@yandex.ru 


    ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ТЕКСТА ОБЯЗАТЕЛЬНО УКАЗЫВАТЬ АВТОРА И ССЫЛКУ НА ИСТОЧНИК:

    Автор: Александр Курт.
    Источник: http://kas.mfvsegei.ru/tekst/hronika/kolco_vremeni.htm