ОДНАЖДЫ В АМЕРИКЕ. Часть 1.


Обновление 31 марта 2020 г.

"Гуд-бай Америка - о,
Где я не буду никогда.
Услышу ли песню,
Которую запомню навсегда?"

Наутилус Помпилиус. "Последнее письмо"

От автора.

Задумка этой статьи возникла у автора в процессе прочтения очень интересной и увлекательно написанной книги К. Керама "Первый американец". При этом поражало с одной стороны количество неразгаданных вопросов по древней истории Северной Америки, а с другой, как можно просто дать на них ответы, если положить на сценарий Атлантической импактной гипотезы Всемирного Потопа. (http://lyukhin.ru/wp-content/uploads/2014/04/Люхин_АигВП-часть-2.pdf).

До этого момента в перечне первоочередных для рассмотрения (учитывая широту охвата тем Всемирного Потопа) фигурировали совсем другие направления, к примеру, распространение по планете пустынь, солончаков, болот, лёсса. Ждали своего анализа многочисленные материалы по маарам. Еще хотелось поближе познакомиться с генетикой, ведь многие разгадки хранятся именно там. Но все же, предпочтение было отдано этой теме. Именно Северная Америка приняла на себя самый мощный удар стихии, и на её поверхности наиболее ярко проявлены разнообразные следы произошедшей катастрофы. И только на этом континенте, по нашему предположению, человеческая цивилизация была уничтожена полностью. Рассмотрение Северной Америки в этом ракурсе привлекательно еще и тем, что здесь мы отбрасываем огромный пласт истории продолжительностью 500 лет, от современности до открытия Америки Колумбом, который очень мешает при изучении древних цивилизаций Старого Света. Слишком уж много, как мы теперь знаем, в нашей истории надуманного. А здесь все проще и правдивей. Мы знаем что было на этом материке когда на него ступили испанцы, и знаем что раскопали, начиная с конца 18-го века, археологи. Именно эти обстоятельства и явились побуждающим фактором для написания данной статьи. Надеюсь, любопытный читатель откроет в ней для себя много интересного. Приятного чтения.

Вступление.

В этой статье не будет затронут вопрос о первичном заселении людьми Американского континента, мы ограничимся периодом в несколько последних тысячелетий. На территории Северной Америки американскими археологами выделяется два обособленных историко-культурных региона со следами древних цивилизаций того времени - Североамериканский Восток и Юго-Запад, причем каждый со своей спецификой (Рис. 1). Юго-Запад - это место проживания трех основных культур: могольон, хохокам и анасази, наиболее характерной чертой которых было строительство пуэбло, а на Востоке параллельно с ними проживали три сменяющие друг друга культуры "строителей маундов": адена, хоупвелл и миссисипская.

Рис. 1. Карта рельефа Северной Америки (https://maps-for-free.com)

Разноцветными линиями показаны пути движения экспедиций испанских конкистадоров: желтого цвета - Кабеса де Вака (1529-1536 гг.); красного цвета - Эрнандо де Сото (1539-1543 гг.); синего цвета - Франсиско Васкес де Коронадо (1540-1541 гг.); стрелки показывают направления движения. Белой пунктирной линией оконтурены ареалы распространения древних культур. Желтые точки - культурно-исторические места (главным образом, маунды), которые будут рассмотрены в тексте. Черной рамкой отмечен контур карты, которая будет представлена в разделе, посвященном сценарию развития событий на Юго-Западе.

Главная особенность североамериканской истории и археологии в её коренном отличии от хорошо известной нам истории Европы и Азии. Как пишет К. Керам:

"Древнейшая история Старого Света лежит далеко, засыпанная обломками и мусором высокоразвитых цивилизаций. Здесь больше не существует прямой связи между древнейшими охотниками и собирателями, жителями пещер и землянок и современными людьми. Наоборот, в Северной Америке, в самом верхнем слое, разбросана по всему гигантскому континенту древнейшая история людей. А в пуэбло исследователь и сегодня видит занятых различными видами труда людей, которые живут точно так же, как жили их доисторические предки".

И еще он приводит слова Поля С. Мартина:

"… Мы должны быть счастливы, имея возможность исследовать индейские культуры, даже если бы допустили, что они не внесли никакого вклада в развитие нашей цивилизации. Америка и индейцы были сравнительно далеко от Старого Света и развивали здесь различные культуры более или менее независимо одна от другой. Короче говоря, Новый Свет представляет собой подобие гигантской колбы, где имели место всевозможные события... Это одна из немногих известных нам подобных лабораторий, ибо невозможно заключить в колбу целые народы, а затем наблюдать, что с ними будет происходить".

Для ознакомления читателя с этим периодом истории Северной Америки и для большей объективности этого рассказа (а так же, чтобы снять претензии "в подгонке фактов"), в первых разделах статьи приведены сокращенные фрагменты книг разных авторов (главным образом К.Керама), имеющих непосредственное отношение к этой тематике. Наиболее интересные и важные, на наш взгляд, фразы в этих описаниях выделены жирным шрифтом. А наша интерпретация событий и комментарии к ней даны в заключительных разделах.

Когда один факт не укладывается в предложенную схему, стоит подумать о достоверности факта, а если в нее не укладывается несколько фактов, то стоит задуматься о верности схемы. На наш взгляд, не подвергая ни малейшему сомнению саму идею закапывания себе подобных под невообразимыми объемами земли и слепо веря в абсолютную истинность радиоуглеродного анализа, археологи загнали себя в тупик. И теперь, в силу наложенных самими на себя ограничений, вынуждены для каждого нового факта искать свое, индивидуальное объяснение. А о кардинальной смене взгляда на прошлое никто даже не задумывается. За исключением, конечно, авторов Новой Хронологии А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского, но и у них свои крайности. По большому счету они просто сильно "сплющили" написанную историю, убрав из нее дубли и сильно сместив точку отсчета. В приведенной ниже статье читателю предлагается абсолютно другой взгляд на события древней истории Северной Америки (и не только её), из которого он увидит насколько логичнее, понятнее, проще и объяснимее становятся факты, если их положить на другой сценарий. Процесс познания не знает границ, а разгадка явлений природы вообще подобна захватывающему детективу, где по набору фактов вычисляют вероятного виновника, мотивы и картину преступления, при этом часто ошибаясь и идя по ложному пути. Так что если предложенный сценарий событий покажется кому-то в чем-то неверным или ошибочным, просим других "частных детективов" поправить автора или предложить свой вариант. А теперь давайте посмотрим, какие следы оставили нам древние культуры в этой североамериканской "колбе".

Северная Америка, 500 лет назад.

Для начала нашего повествования давайте посмотрим что же увидели европейцы в этих краях, когда 500 лет назад впервые ступили на эту многострадальную землю. Ниже будут приведены данные историков, археологов и непосредственных участников тех далеких событий. Нам эти описания чрезвычайно важны, так как в них отображен истинный уровень жизни и развития индейских культур той, еще доколумбовой, Северной Америки.

Первый, кому мы предоставим слово - Альвар Нуньес Кабеса де Вака, испанский дворянин, участник трагически закончившейся завоевательной экспедиции Нарваэса во Флориду 1527 года, которому, вместе с тремя оставшимися в живых спутниками (из шестисот участников экспедиции), суждено было более шести лет прожить среди индейцев в тяжелейших условиях. Его книга "Кораблекрушения"- выдающийся историко-географический и литературный памятник эпохи Великих географических открытий, живое свидетельство очевидца, первым из европейцев пересекшего весь юг Северо-Американского континента от Флориды до Калифорнийского залива. Эта книга-отчет о путешествии протяженностью более 5000 км отмечена такой достоверностью, как ни один из испанских документов того времени. Вот некоторые выдержки из этой книги:

"…не остается мне лучшего способа исполнить свой долг, чем послать вашему величеству отчет в том, что за десять лет скитаний по многим и весьма удивительных землям, потерянный и нагой, смог узнать и увидеть: о провинциях и местах от них удаленных, о полезных растениях, там произрастающих, и о животных, что водятся в тех землях, о различных обычаях многих и весьма варварских народов, с которыми я общался и среди которых жил, а также о других достойных внимания вещах, которые мне удалось обнаружить и понять. Писал же я столь достоверно, что, как ни много в моем рассказе необычного и даже такого, во что некоторым людям трудно будет поверить, они могут, однако, безусловно доверять всему написанному и вполне полагаться на мою правдивость, так как я в своем рассказе скорее убавляю, чем добавляю, да и вполне достаточно того, что я писал его с целью предложить в виде отчета вашему величеству.

… Деревня состояла из сорока маленьких низких домов, поставленных в укрытых местах для защиты от бурь, постоянно свирепствующих в той земле. Дома были сделаны из соломы.

…Мы спросили касика, которого задержали при себе, а также других индейцев: какова тут земля, население, каков народ, какие припасы, а также и обо всем прочем. Каждый из них нам ответил, что самое большое селение на этой земле - это Аппалаче и что чем дальше вглубь, тем меньше там людей и тем они беднее, что вся земля слабо заселена и обитатели ее живут далеко друг от друга, и что в том направлении находятся большие озера, густые леса, обширные пустыни и совсем не заселенные места.

…Обычно своих мертвых индейцы хоронят, но если среди них есть знахари, то мертвых сжигают, а пока огонь горит, устраивается большой праздник и все пляшут.

…Главным моим товаром были морские улитки, их мякоть, а также раковины, которыми индейцы срезают плоды, похожие на фасоль, и которыми они лечатся и пользуются во время плясок и на праздниках, а эти раковины ценятся у них превыше всего; носил я также морские камни и другие вещи. И вот с этими товарами я приходил в глубь земли и, обменяв их там, возвращался со шкурами и с охрой, которой индейцы натираются и раскрашивают себе лица и волосы, и с кремнями, из которых они делают наконечники для стрел, с крахмалом и с твердыми стеблями тростника, чтобы его приготовлять, а также с кистями, сделанными из оленьего волоса; их индейцы раскрашивают в разные цвета.

…Я не занимался торговлей зимой, ибо в это время индейцы сидели по своим лачугам и хижинам, не осмеливаясь выйти наружу беспомощные и беззащитные.

…Прошло почти шесть лет, как я жил на этой земле, одинокий и нагой, как почти все люди там ходили.

…Все эти индейцы пользуются луками, они хорошо сложены, хотя и не такие рослые, как те, кого мы встретили раньше. Главное их питание составляют коренья двух или трех видов, и они ищут их по всей земле; коренья эти очень плохие, и люди, которые их едят, от них пухнут. Перед тем как есть коренья, их высушивают в течение двух дней, но многие все равно остаются горькими; к тому же собирать их очень трудно. Но так велик голод у индейцев в тех землях, что без кореньев они не могут обойтись и в поисках их проходят две или три лиги*. Иногда они убивают несколько оленей, временами ловят рыбу; но это случается так редко, а голод среди них так силен, что едят они и пауков, и муравьиные яйца, и червяков, и разных ящериц, и змей, даже ядовитых, укус которых смертелен для человека; едят они и землю, и дерево, и все, что у них есть, даже олений навоз и еще другое, о чем я не буду рассказывать; но думаю, однако, что если бы в этой земле были камни, то и их бы индейцы, наверное, ели. Они сохраняют кости и другие остатки от рыб и змей, которых едят, а потом их смалывают и едят полученную муку.

*Лига - мера длины, равная 5555 м 55 см.

…Дома у них сделаны из циновок, натянутых на четыре связанных шеста; каждые два или три дня они их взваливают на спину и в поисках пищи переходят на другое место. Они ничего не сеют из того, что могло бы быть им полезно; народ они очень веселый, какой бы ни был у них сильный голод, они не прекращают из-за него ни своих плясок, ни праздников.

…Лучшая пора у них - когда они едят туны, потому что тогда они не голодают и проводят все время в плясках; а едят они туны и днем и ночью, и все это время они их открывают, выжимают и кладут сушить, а затем, когда туны высохнут, их складывают в большие плетеные корзины, как винные ягоды, и там их хранят, а потом, когда идут куда-нибудь, едят их по дороге; шкурки же от тун они мелют и делают из них порошок.

…Индейцы не знают счета времени ни по солнцу, ни по луне, не знают они ни года, ни месяца, большей частью они определяют и различают время по тому, когда созревают плоды, когда исчезает рыба, когда появляются звезды, которые они очень хорошо знают и в которых искусно разбираются.

…Я уже рассказывал, что мы ходили по той земле голыми, но так как мы не имели к этому привычки, то, подобно змеям, два раза в году меняли кожу.

…Я торговал с индейцами гребнями, которые сам делал для них, луками, стрелами, сетями. Изготовляли мы и циновки, очень нужные индейцам; хотя индейцы и сами умели их делать, но они не хотели заниматься ничем посторонним, когда искали себе еду, ибо, если в это время они делали что-нибудь другое, им приходилось сильно голодать.

…Мы показали им погремушку, которую несли с собой, и они сказали, что в том месте, откуда ее принесли, в земле есть много брусков такого материала и что он высоко ценится; еще они сказали, что жители сооружают там постоянные дома.

…Здесь, впервые на этой земле, мы увидели дома, которые действительно походили на дома и были сделаны соответствующим образом.

…У индейцев нет котлов, и, чтобы сварить то, что они собираются есть, они берут калабасу**, наполняют ее до половины водой, кладут в огонь много камней, таких, что легко накаляются, и когда видят, что камни уже раскалились, достают их щипцами, сделанными из палок, и бросают в калабасу с водой, пока вода не начнет кипеть от жара этих раскаленных камней; когда же вода закипит, в нее кладут то, что надо приготовить, и пока еда готовится, остается только вынимать из калабасы одни камни и класть в нее другие, чтобы вода продолжала кипеть, а еда вариться; вот как они готовят.

**Калабаса - сосуд из высушенной тыквы.

…Мы заметили, что эти индейцы с большим уважением относятся к женщинам, такого отношения мы не встречали больше нигде в Индиях. Они носят рубашки из хлопковой ткани, доходящие им до колен, поверх рубашек надевают короткие рукава; носят также юбки из оленьей кожи, которые достают до земли; моют их особыми кореньями, хорошо очищающими грязь, так что они всегда имеют очень приятный вид; носят они и обувь.

…По всей этой земле, где только горы позволяли ее осмотреть, мы видели много следов золота, сурьмы, свинцового блеска, железа, меди и других металлов. В местах, где индейцы строят постоянные жилища, жарко, там даже в январе довольно тепло. Если же идти оттуда на полдень, земля в той стороне не заселена до самого Северного моря, она там бедна и сурова; проходя по ней, мы страдали от ужасного и невероятного голода. Индейцы, которые в той земле живут или по ней проходят, самые грубые люди с очень плохими склонностями и обычаями. Индейцы, живущие в постоянных домах, и те, что живут еще дальше за ними, не употребляют золото и серебро ни для каких целей и не знают, какую пользу можно извлечь из этих металлов.

…на протяжении двух тысяч лиг, что мы прошли по той земле пешком и проплыли на лодках по морю, и за десять месяцев после нашего выхода из плена, в течение которых мы тоже шли без остановок, мы ни разу не видели, ни жертвоприношений, ни идолопоклонства".

Самым удивительным являлось многообразие языков индейцев. Племена, жившие рядом, могли понимать друг друга лишь с помощью языка жестов. У различных племен, придерживавшихся самых различных обычаев и говоривших на самых различных языках, они обнаружили вместо золота лишь отчаянную нищету.

Парадоксально, но по-видимому, именно со слов Кабесы де Ваки и его спутников, вернувшихся в Новую Испанию (современная Мексика), разошелся слух о том, что где-то к северу, по рассказам индейцев, есть семь городов, полных сказочных сокровищ. Эта легенда вновь стала будоражить умы конкистадоров, и в 1939 году по следам экспедиции Нарваэса отправился сначала Эрнандо де Сото, а в 1940 году с другой стороны, с запада, на поиски "семи городов Сиболы" во главе большого отряда выдвинулся Франсиско Васкес де Коронадо. Вот краткий обзор этих экспедиций из книги А. Кофмана "Америка несбывшихся чудес":

"Двадцать восьмого мая 1539 г. экспедиция Эрнандо де Сото высадилась на западном берегу Флориды. Испанцы миновали полуостров Флорида и вышли в населенные земли на границах нынешней Южной Каролины. Здесь начинались владения индейцев криков. Эти племена по уровню цивилизованности были выше туземцев Флориды: они занимались земледелием, жили в прочных домах с двускатными крышами, умели прясть полотно из дикой конопли и льна, носили добротные одежды, отличались опрятностью, трудолюбием и мирным нравом.

Летом 1540 г. экспедиция вышла в южные области нынешнего штата Алабама. Следуя на юг вдоль восточного берега реки Алабама, испанцы вышли к какому-то большому укрепленному селению. По рассказам участников экспедиции, там было восемь десятков огромных домов, обнесенных земляным валом и бревенчатыми стенами, а сами дома, вмещавшие в себя до тысячи человек, тоже походили на крепости.

В декабре 1540 г. Сото остановился на зимовку в индейском селении, выгнав оттуда его обитателей. … Наступила весна, Сото сам вел экспедицию, вел наугад, поворачивая то к северу, то к югу, но в целом придерживаясь западного направления. И вот распахнулась в своей первозданной мощи река, великая Миссисипи. За месяц испанцы построили четыре большие лодки и благополучно переправили на западный берег все войско. Испанцы вышли в плодородные долины современного штата Арканзас и встали на длительный отдых.

Экспедиция двинулась дальше на запад. Гостеприимные долины сменились необозримыми дикими чащобами без единой проторенной тропки. Отряд с трудом выбрался к реке Арканзас, где и разбил лагерь на зимние месяцы 1541-1542 гг. Разведывательные отряды, посланные по разным направлениям, возвращались с неутешительными вестями, - повсюду глушь, дикость, безлюдье. В мае 1542 г., измученный лихорадкой, Эрнандо де Сото умер. Перед смертью Сото назначил своим преемником Луиса де Москосо. Москосо направил войско на северо-запад, пересек безлюдные пустыни, вступил в южные области Великих равнин и, очевидно, дошел до восточных подножий Скалистых гор. Припасы кончались, обувь износилась, одежды истлели, и солдаты, закутанные в звериные шкуры, напоминали орду дикарей. Всем уже стало ясно, что богатых городов в этих землях им не сыскать. И Москосо приказал поворачивать назад".

"В 1540 г. Коронадо отправился покорять Сиболу Семи Городов. Дорога на север пролегала по безлюдной каменистой полупустыне, где редко-редко попадались крохотные деревушки. Три месяца экспедиция двигалась через пустыни и полупустыни, испытывая постоянную нехватку пищи и воды. Лошади гибли от истощения. Но вот, наконец, конкистадоры, сгорая от нетерпения, поднялись на возвышенность. И что же они увидели? То ли небольшое селение, то ли одно большое неказистое строение: дома, сложенные из сырцовых кирпичей, плотно лепились друг к другу и были расположены ярусами, издали напоминая пчелиные соты. Многочисленные комнаты этого огромного дома, каждая для отдельной семьи, соединялись лестницами, террасами и переходами. Такие необычные строения, получившие название "пуэбло", частью уцелели до наших дней и охраняются как памятники древнего индейского зодчества.

Дожидаясь в стране Сибола подхода основных сил экспедиции, Коронадо разослал в разные стороны разведывательные отряды. Полтора десятка солдат отправились на северо-запад в поисках какой-то большой реки, о которой рассказывали индейцы. Три недели разведчики шли по безлюдным каменистым равнинам нынешнего штата Аризона. На двадцатый день пути случилось невероятное: земля словно разверзлась у них под ногами, и с головокружительной высоты они заглянули в бездну глубочайшего ущелья, по дну которого текла могучая река, казавшаяся сверху ручейком. То было великое чудо природы - большой каньон реки Колорадо.

Между тем в Сиболу пришли посланцы из пуэбло Кикуйе. Индейцы принесли им различные дары, в том числе и выделанные бизоньи шкуры. Невиданные животные настолько заинтересовали Коронадо, что он отправил на восток, "в страну коров", разведывательный отряд. Через восемь дней испанцы форсированным маршем дошли до "провинции Тригуэкс" - владений индейцев тигекс в долине Рио-Гранде вблизи нынешнего Альбукерке. Здесь находилось двенадцать обитаемых и семь заброшенных пуэбло.

К весне 1541 г. конкистадоры смогли выступить в поход на восток к стране Великая Кивира. Двигаясь все время на север, экспедиция миновала обитаемые области и вышла в безлюдную прерию. Изредка здесь попадались лишь мелкие племена кочевников. Зато "лохматых коров" было видимо-невидимо. Вокруг простиралась безбрежная травянистая равнина, усеянная костями бизонов. Глаза напрасно жаждали отыскать среди моря земли хоть какой-нибудь ориентир - камней и тех не было… Индейцы-кочевники, встречавшиеся по пути, ничего не ведали ни о каменных городах Кивиры, ни о её богатствах. Зато они знали, что в северных областях нет хлеба, да и с водою туговато. Меж тем запасы зерна у испанцев подошли к концу. И тогда Коронадо приказал войску повернуть назад, а сам с тридцатью всадниками двинулся дальше. Семьдесят семь дней кряду испанцы шли на север. Однообразная равнина была нескончаема. Конкистадоры дошли-таки до страны Кивира - так, по крайней мере, называли ее местные жители. И что же? Вместо многоэтажных каменных домов - жалкие соломенные хижины, вместо увешанных золотом людей - одетые в шкуры дикари, предпочитавшие есть мясо сырым.

Почти месяц Коронадо провел в Кивире, рассылая во все стороны разведывательные отряды. Везде только глушь, дикость или безлюдье. С горьким сердцем и пустыми руками возвращался Коронадо в Мехико, где его ждал холодный прием вице-короля".

Северомериканский Юго-Запад. Пуэбло.

Предоставляем слово К. Кераму:

"Североамериканский Юго-Запад - это в основном четыре штата, которые группируются вокруг "Фор Корнере" ("Четырех углов") - единственной географической точки Северной Америки, где сходятся границы четырех штатов.

При описании тамошнего ландшафта постоянно приходится иметь дело с величайшими географическими достопримечательностями. Там расположена подавляющая своим однообразием самая сухая в мире пустыня. Там же находится самый глубокий в мире разлом земной коры - знаменитый Гранд-Каньон глубиной 1800 м. Там - "Долина смерти", и в наше время ежегодно поглощающая свои жертвы. В этой долине находится самая низкая точка западного полушария, лежащая на 87 м ниже уровня моря. Там вздымается "Петрифайд форист" ("Окаменевший лес") - чей возраст исчисляется миллионами лет, где словно застыла вечность. Там протекают самые бурные реки Хила, Колорадо, Рно-Гранде, Пекос, названия которых будят воспоминания о романтической эпохе индейцев и пионеров Запада.

Рис. 2. Схема расположения уникальных природных объектов и руин древних культур в районе "Четырех углов".

Юго-Запад, которому так и не пришлось стать Эльдорадо - "Страной Золота", которую искали обуреваемые жаждой сокровищ испанцы, превратился в подлинную золотую страну для археологов. Именно здесь отыскались следы древнейших американцев - тех самых, вокруг пещер которых еще бродили мамонт, верблюд, гигантский ленивец, а также вымершие к настоящему времени буйволы и лошади позднеледникового времени. На протяжении последних десяти тысяч лет в Америке больше не появлялись ни лошадь, ни верблюд. Мустанги, верхом на которых индейцы племен сиу и апачей носились по прериям, были потомками лошадей, сбежавших от испанцев и размножившихся с невероятной быстротой.

На Юго-Западе расположены также древнейшие "города" Северной Америки. Со времен испанского завоевания вплоть до XIX столетия включительно речь шла обычно об "индейцах пуэбло" так, будто бы это было одно-единое племя или определенный народ. В действительности, как мы теперь знаем, обитатели пуэбло принадлежали к резко отличавшимся одно от другого племенам, говорили на самых различных языках и имели различную историю. Тем не менее, им была присуща одна общая черта. Все они являлись земледельцами, перешагнувшими через доисторическую ступень развития, на которой господствуют охота и собирательство в чистом виде. Важно отметить, что каждое пуэбло представляло собой своего рода самостоятельную "республику". Торговля между различными племенами осуществлялась редко, причина тому - почти полное отсутствие предметов для обмена.

Удивительно, что они не обладали такой же высокой культурой ирригации, которой отличались некоторые жившие до них племена, хотя каждая капля воды была драгоценностью, а любая засуха могла обернуться катастрофой. Когда сегодня смотришь, например, на раскаленные солнцем добела гигантские руины пуэбло Бонито, то почти не находишь объяснения тому, как здесь могли выжить люди. Единственным объяснением служит простейшее предположение, что в те времена были другие геолого-климатические условия.

При этом их поля были удалены от пуэбло на много километров обстоятельство, которого испанцы в то время никак не могли понять и которое между тем объясняется довольно просто: для них важнее всего была безопасность жилищ. Поэтому они и закладывали пуэбло в стратегически наиболее выгодных пунктах.

Так продолжалось вплоть до XIX столетия, до того времени, когда ученые антропологи и археологи - впервые обратили внимание на пуэбло и обнаружили, что жители этих глиняных небоскребов не были первыми американцами и что задолго до них здесь жили и исчезали целые народы".

"Как все великие и простые идеи, метод датировки по древесным кольцам, или дендрохронология, был многократно продуман, прежде чем получил широкое практическое значение. Поэтому не удивительно, что идея, лежащая в основе этого метода, возникла у человека, который предвосхитил почти все, - у Леонардо да Винчи. В его дневниках имеется указание, что по годичным кольцам деревьев можно различать влажные и засушливые годы.

Но настоящим автором метода и одновременно человеком, сделавшим его применение особенно плодотворным для археологии, был американец Эндрю Элликот Дуглас. В принципе он открыл свой метод около 1913 г. Однако только в 1929 г. он смог, оглядываясь назад, начать одну из своих статей следующими гордыми словами: "Переводя историю, рассказанную годичными кольцами деревьев, в даты, мы тем самым смогли раздвинуть горизонты исторической науки в Соединенных Штатах. Нам удалось отодвинуть ее границы в глубь веков почти на 800 лет от момента прибытия Колумба на побережье Нового Света. Нам удалось создать для этого периода истории нашего Юго-Запада хронологию, превосходящую по точности любые сделанные человеческой рукой описания важнейших событий, даже если эти описания делались их современниками"

Благодаря наложению друг на друга и совмещению срезов древесных стволов, начиная с полученного от недавно спиленного дерева, возможно определить время постройки бревенчатого дома, миссионерской церкви, пуэбло и, наконец, доисторической землянки с точностью до одного года. В принципе дендрохронологический метод весьма прост, на практике же весьма сложен.

В частности, ни одно дерево не может порадовать нас тем, что росло совершенно одинаково с соседями. Бесчисленные побочные влияния вызывают нарушение роста колец. Возникают сращения, напластования. Их зачастую бывает чрезвычайно трудно различить. А это ведет к неизбежному искажению значений. Последние, само собой разумеется, искажают данные всей шкалы в целом и крайне затрудняют "совмещение". В ходе продолжавшихся десятилетиями работ были открыты многочисленные особенности роста отдельных пород деревьев.

В декабре 1929 г. доктор Дуглас смог объявить, что ему удалось создать непрерывную дендрохронологическую таблицу вплоть до 700 г. н. э. ("нескончаемое древо", насчитывавшее 1229 лет!) и что кроме пуэбло Бонито, ему удалось точно датировать развалины еще около сорока других пуэбло!

Приведем примеры такой датировки:

Мы должны отчетливо представлять себе, что это самая точная археологическая датировка, подобную которой при полном отсутствии письменных источников вряд ли удавалось создать в каком-либо ином уголке мира!

Что касается ошибок, то … источники этих ошибок те же, с которыми вынуждены были считаться специалисты радиоуглеродного метода датировки.

Более того, это такие проблемы, с которыми в большей мере должны иметь дело археологи, обязанные учитывать все обстоятельства, чем специалисты по датировке. Сошлемся на такой случай. При исследовании развалин одного из пуэбло удалось доказать, что использованные при его постройке стволы деревьев были доставлены туда индейцами из района, расположенного за 280 км. Поэтому вследствие совершенно иного расположения древесных колец они, естественно, никак не вписывались в хронологию этих развалин.

Эти примеры приводят нас к последнему вопросу: почему до сих пор мы ограничивались исключительно сообщениями о Юго-Западе США? Потому, что вначале дендрохронологический метод был применен только на Юго-Западе, потому, что только на Юго-Западе существовали идеальные условия для его применения.

Открытая Дугласом дендрохронология поначалу могла быть использована только американцами. Каждый район предварительно должен составить свой собственный график чередования древесных колец. Поэтому, например, Дуглас не смог применить свой метод, когда он прибыл в неподалеку расположенную Калифорнию для поисков более древних деревьев и исследования гигантских секвой и деревьев Редвуда. Эти деревья прожили предельно долгий срок - до 3000 лет. Но они произрастали в совершенно иных климатических условиях, нежели те, в которых росли деревья в Аризоне и Нью-Мексико. Поэтому какое-либо "совмещение", или "наложение", годичных колец тех и других было невозможно.

Кроме того, как показал опыт, далеко не все климатические условия и деревья одинаково благоприятны для датировки. То, что Дуглас начал свои работы именно в Аризоне, явилось одной из самых счастливых случайностей, которую только можно было себе представить, поскольку произраставшие там хвойные деревья (сосна, ель, пихта) были самыми подходящими для разработки дендрохронологического метода.

Теперь мы имеем возможность непосредственно соотнести с христианским летосчислением историю древнейших жителей Америки, начиная с эпохи баскет-мейкер ("корзинщиков") вплоть до высших форм жизни пуэбло. Представленное в виде таблицы, это развитие выглядит следующим образом:

Разумеется, это всего лишь схема. Она сводит воедино общности, внутри каждой из которых могут существовать очень большие различия - различные племена, говорящие на различных языках, а в период существования культуры пуэбло неопытный наблюдатель был бы поражен количеством разновидностей (вариаций) скальных жилищ, пуэбло на плоских горах (меса-пуэбло) и пуэбло речных долин (вэлли-пуэбло). Переходы от одних к другим едва заметны. Поэтому мы даем здесь самую общую характеристику.

Эпоха баскет-мейкер ("корзинщиков") I-III. Племена первого периода появляются в окрестностях Фор Корнере в самом начале нашей эры или незадолго до нее. Их существование гипотетично. Мы не можем сказать о них ничего определенного, кроме того, что они должны были бы заложить основы всего, чем так отчетливо выделялось население периода баскет-мейкер II. Это последнее представляло собой племена, о которых мы в состоянии составить себе довольно точную картину. Они жили в пещерах или очень примитивных землянках, являлись земледельцами, уже выращивавшими маис и тыкву. У них были удлиненные черепа, красновато-коричневая кожа и густые черные волосы. Они довели плетение корзин до уровня высокого искусства, которое и сегодня вызывает удивление. Попутно заметим, что они еще не знали гончарного дела. Поэтому корзины служили им для самых различных целей: для транспортировки, хранения припасов и даже для приготовления пищи. Процесс варки осуществлялся в обратном порядке. Воду нагревали не снаружи, а изнутри, бросая раскаленные камни в корзину. Корзины, предназначавшиеся для хранения запасов, достигали 260 см в обхвате и нередко были удивительно красиво раскрашены в голубой и красный цвета.

Искусство плетения достигает своих высот в изготовлявшихся ими сандалиях. Здесь с его помощью, а также с помощью кожаных ремней, орнаментов и украшений из перьев они создавали такие высокохудожественные импровизации, постоянно находя все новые и новые формы, что почти невозможно встретить несколько пар одинаковых сандалий. Оружием "корзинщикам" служили каменные ножи, деревянные дубины, а против мелких зверей применялись метательные снаряды из дерева.

Точно установить зону обитания населения периода баскет-мейкер II не представляется возможным, поскольку важнейшие из его предметов обихода, в том числе плетеные изделия, были очень недолговечны.

Создатели культуры периода баскет-мейкер III четко отличаются от своих предков известной изобретательностью или способностью быстро усваивать и перерабатывать чужие влияния и открытия. После 450 г. н. э. развивается гончарное дело. Набор пищевых продуктов становится богаче, в него включаются бобы. Дендрохронология дала нам возможность определить первые типичные для той эпохи дома. Они относятся к 475 г. н. э. Это землянки, имевшие форму круга или овала. Иногда они бывали ограждены или обложены снаружи камнями. Как правило, они сооружались на глубине от 30 см до 1,5 м ниже поверхности земли и имел и диаметр от 2,70 до 7,60м. Нередко их стены были тщательно отделаны штукатуркой.

Примерно около 700 г. н. э., жители землянок превращаются в строителей "городов". Начинается культура пуэбло.

Основные черты культуры пуэбло возникли в период пуэбло I, иными словами, между 700 и 900 г. н. э. На этот раз население распространялось в юго-восточном направлении на территорию нынешнего штата Нью-Мексико и на Запад, возможно, вплоть до Гранд-Каньона.

В эпоху пуэбло II продолжают строиться настоящие пуэбло или группы домов. Это означало огромное уплотнение населения, концентрацию семей в семейные группы и образование первых обществ. Их центрами становятся кивы, которые, как когда-то землянки, строились наполовину или целиком под землей, словно бы для сохранения таинственности. Совершенно непонятным до сих пор остается неожиданное появление обычая деформировать голову с помощью жестких плоских досок.

Затем следуют приблизительно двести лет, которые мы схематично называем периодом пуэбло III, или "временем расцвета пуэбло". В этот период возникли некоторые многоэтажные, подобные пчелиным сотам постройки, рассчитанные уже на сотни семей. Они представляют собой состоящие из блоков своего рода жилые комплексы, которые издали очень напоминают ультрасовременные многоквартирные жилые дома. Существуют, правда, не очень точные указания на то, что строительство велось до высоты шести и даже семи этажей. Белые американцы впервые построили семиэтажный жилой дом лишь в 1869 г. в Нью-Йорке. В этот период совершенствуются ремесла. К плетению добавились первые многоцветные керамические изделия совершенной художественной формы.

Не все пуэбло возникали в одно и то же время. Нередко население растущего пуэбло, возможно, прямо перенимало и продолжало ранее возникшую традицию, обогащая ее тончайшими вариантами. К тому же определенные формы древнего быта вовсе не исчезали бесследно. До того как все это было правильно понято, археологи нередко бывали ошеломлены, например, тем, что во времена высшего расцвета гигантского пуэбло Бонито в той же самой местности продолжали строиться землянки.

В этом обществе не могла не существовать специализация. Вряд ли любой человек мог изготовить такие изделия, как высокохудожественная инкрустация из бирюзы, маленькие медные колокольчики, резные статуэтки зверей и птиц из камня или ожерелье, состоящее из пяти тысяч семисот раковинных бус, каждая из которых просверлена сверлом из твердого дерева. К сожалению, мы мало знаем о том, как одевались эти люди. Нам известны лишь жалкие остатки их одежд, которые тем не менее свидетельствуют о высоком уровне развития ткачества. Все остальное разрушило время.

К концу XIII столетия наступила Великая засуха. Около 1300 года "золотая эпоха" миновала. "Города" были оставлены и пришли в упадок. В долине Рио-Гранде у Пекоса, на западе в районах хопи и зуньи культура еще продолжала существовать некоторое время. Таким образом, мы подходим к периоду пуэбло IV, ко времени, которое, как мы сегодня считаем, заканчивается в тот день 1540 г., когда Коронадо захватил первые пуэбло, так называемые "семь городов Сиболы". Ослепленная погоней за сокровищами, которыми никогда не обладали пуэбло, солдатня многое разрушала на своем пути, а вскоре миссионеры начали "искажать" сложную религию людей пуэбло с помощью христианства. Пуэбло V мы называем период с 1600 г. вплоть до сегодняшнего дня, который сумели пережить многочисленные пуэбло.

За 2000 лет, если считать от эпохи "корзинщиков", индейцы пуэбло не открыли ни колеса, ни плуга и не знали железа. Они не имели ни лошадей, ни крупного рогатого скота, ни овец, ни свиней и сумели приручить только собаку и индюка. Они не сумели изобрести никакой письменности, не говоря об алфавите.

И, несмотря на все это, достижение высшего уровня развития культуры было возможно. Это блестяще доказали майя и ацтеки в Мексике, инки в Южной Америке. Они создали сложнейшую государственную организацию, возводили монументальные постройки, делали ошеломляющие открытия в астрономии и математике (майя создали самый точный в мире календарь и открыли ноль). Племенам пуэбло было очень далеко до того, чтобы подняться на эту ступень высшей культуры. Чего же им не хватало из того, чем располагали народы Центральной Америки? Что помешало им сделать этот шаг?

От культуры кочисе возникла культура могольон; последняя дала жизнь культуре хохокам, чтобы затем, пройдя эпоху баскет-мейкеров ("корзинщиков"), превратиться в культуру пуэбло.

… можно сказать, что культуры кочисе и могольон, занимавшие южную Аризону и называемые также "культурами пустыни", совпадают друг с другом. По поводу культуры могольон П. С. Мартин, специально занимавшийся ею, сказал в 1959 г.: "Термин "могольон" выбрали для того, чтобы назвать культуру племен, занимавшихся земледелием, умевших строить дома и изготовлять керамические изделия... Этот термин относится к одной из самых продолжительных и непрерывных традиций культурного развития в Северной Америке, корни которой уходят в шестое тысячелетие до н. э.".

Что же касается времени зарождения этих культур, то ученые сейчас не столь щедро приписывают им глубокую древность. Чтобы дать правильное представление о времени, мы составили таблицу, основанную на новейших исследованиях:

Метод радиоуглеродной датировки позволил установить время остатков древесного угля в кострищах периода хохокам с точностью +-100 лет - 425 г. до н. э. Фактически развитие культуры хохокам происходило между 500 и 1100-1200 гг. н. э., после чего она стала постепенно исчезать. Слово "хохокам" на языке индейцев пима означает "исчезнувшие бесследно", и очень долгое время это определение казалось оправданным. Было много причин, по которым культура хохокам так долго оставалась вне внимания археологов. Во-первых, они сжигали своих умерших, чего не делали другие народы Юго-Запада; до сих пор было найдено всего несколько сильно разрушенных обломков костей и черепов, и мы не имеем понятия, как выглядели эти люди. Другая их особенность еще более удивительна; они часто умышленно уничтожали свою самую красивую, самую искусную керамику, как будто намеренно пытаясь стереть свои следы от глаз грядущих поколений.

Кроме того, они не оставили сколько-нибудь значительных следов архитектурных построек. А их действительно величайшее достижение, отличающее их от всех, - оросительная система, охватывавшая много квадратных километров, стала по большей части добычей природы. Гонимый ветром, песок засыпал каналы, хотя кое-где и в наши дни можно увидеть некоторых из оставшихся 6000 индейцев пима, работающих около одного из оросительных каналов двухтысячелетней давности. Они продолжают дело своих предков - выращивают кукурузу, тыкву, бобы, хлопок и табак.

Люди хохокам были не только охотниками и собирателями диких плодов, но и земледельцами. Но что же заставило их прийти и поселиться в пустыне? Это остается тайной. И тем не менее мы можем сказать, что имеем какое-то представление о "народе, исчезнувшем бесследно"; мы даже знаем о существенной черте его характера - он был миролюбивым народом.

Между домами возвышались необычные холмы - маунды. Исследования показали: те, что поменьше, были кучами мусора, а это означает, что рассудительные домашние хозяйки хохокам не выбрасывали отбросы прямо за дверь, как это делало большинство доисторических народов. Другие маунды, вероятно, насыпали специально. На самом большом из них находилась платформа диаметром более 15 м. Самый высокий маунд No 29 содержал семь упомянутых выше этапов - пластов культуры хохокам и благодаря этому позволил осуществить ее точное датирование. В пятом слое ученые нашли керамические изделия, уже известные им по другим памятникам. Это была керамика из северных пуэбло. Она свидетельствовала о том, что создатели культуры хохокам поддерживали с Севером торговые отношения!

Само существование маундов с платформой определенно указывало на влияние Мексики. Но археологи нашли и более убедительное свидетельство - площадку для игры в мяч! Без сомнения, это было сооружение, построенное под влиянием Юга, о чем мы уже рассказали, упомянув о руинах Вупатки.

Эти странные индейцы хохокам поддерживали торговые отношения и с Западом. Были обнаружены морские раковины, которые могли попасть к местным индейцам только с побережья Калифорнийского залива. На эти раковины были нанесены узоры, выполненные с таким изяществом, что было совершенно непонятно, как могли их сделать индейцы на столь хрупком материале. Там были жабы, змеи и различные геометрические фигуры. Следует заметить, что эти фигуры и орнаменты (их датировали около 1000г. н. э.) не были нарисованы или вырезаны контурными штрихами, а сделаны слегка рельефными. Глядя на них, ученый понял, что рисунки вытравлены. Самое же удивительное то, что это был первый процесс художественного травления в истории, какой мы знаем. Индеец хохокам изобрел его около 1000 г. н. э., а это значит приблизительно за 450 лет до того, как европейские оружейники стали применять этот процесс, и более чем за 500 лет до Альбрехта Дюрера, немецкого живописца и графика, который в 1515 г. в Нюрнберге применил этот способ для увеличения возможностей изобразительного искусства.

Но эти создатели культуры хохокам, не вышедшие в области жилой архитектуры за рамки примитивных хижин, в которых они ютились, проявили и другие художественные способности. Мы не коснемся здесь трогательных маленьких медных колокольчиков, ибо их происхождение не ясно. Во многих музеях есть древние египетские дощечки, на которых изящные дамы двора фараона смешивали краски для грима. У людей хохокам они были тоже. Это художественно украшенные, вырезанные из камня плитки до 15 см длиной, часто помещенные на спине животного или птицы, иногда это рогатая жаба, ящерица или змея.

Самые красивые изделия хохокамского искусства все были разбиты. Возможно, это были ритуальные предметы, которые после употребления надлежало "умертвить"?

Это племя, такое искусное в мелочах в большом тоже было велико. Мы имеем в виду их систему каналов, которые позволяли вести интенсивное земледелие и прежде всего дававшую необходимое количество воды для выращивания маиса, являвшегося основой всех культур североамериканских индейцев. Эта система многокилометровых каналов возникла постепенно, в результате труда многих поколений. Один пятикилометровый канал был вырыт вручную примитивными деревянными и каменными инструментами до начала нашей эры, во времена, когда местные жители еще были далеки от своих наивысших художественных достижений. Каналы нужно было приспособить к условиям местности (как они делали это без каких-либо оптических геодезических приборов?), за каналами постоянно нужно было следить, улучшать, ремонтировать, необходимо было построить сооружения, регулирующие поступление воды, и все это на протяжении многих столетий.

Каков был конец этого удивительного народа? По непонятным причинам "город" Снейктаун около 1100 г. н. э. "умер"".

Анализ литературы по древней истории Северной Америки разных авторов, показывает, что однозначного мнения о периодах существования и взаимосвязях культур могольон, анасази и хохокам на данный момент не существует. Для более объективного взгляда на эти культуры, ниже приведены их краткие описания из Большой Советской Энциклопедии (БСЭ), в достаточной степени отражающей уровень существующих на данный момент знаний. На Рис. 3. показано территориальное распространение этих культур.

Рис. 3. Карта распространения основных древних археологических культур Юго-Запада Америки.
(https://en.wikipedia.org/wiki/Mogollon_culture)

Могольон (Mogollon) - археологическая культура 2-15 вв. на территории США (штаты Нью-Мексико и Техас) и Мексики (штаты Сонора и Чиуауа). Принадлежит кругу культур доисторического периода Юго-Запада Сев. Америки. Для ранних этапов характерны посёлки из 8-10 небольших подквадратных полуземлянок. В 13-14 вв. появляются более крупные поселения, типа пуэбло, с наземными домами, деревянный каркас которых укреплялся стенами из камня и глины, поселения с домами, выстроенными в каньонах (Cliff dwellings), как в Меса-Верде и др. Для обрядов использовали кивы (округлые или подпрямоугольные в плане колодцеобразные помещения с входом через крышу). Грунтовые могильники; вытянутые на спине трупоположения; в инвентаре - керамика, кусочки бирюзы, кристаллы кварца и хрусталя. Использовались каменные зернотёрки, куранты, ретушированные скребки, ножи, наконечники стрел, костяные иглы, шилья, гребни и др. Известны украшения из резного камня, раковин и меди. В основе хозяйства - земледелие (бобы, сквош, кукуруза, хлопок), охота, собирательство. На позднем этапе М. поглощается культурой Анасази. (https://bigenc.ru/archeology/text/2221417)

Анасази - археологическая культура 2-й пол. 1-го тыс. - 1-й пол. 2-го тыс. н. э. на западе Сев. Америки (север штата Аризона, юг штата Юта, юго-запад штата Колорадо и север штата Нью-Мексико в США). А. предшествовала т. н. культура баскетмейкер ("производителей корзин"), население которой на поздней стадии (400-700) перешло к оседлости и изготовлению керамики. Хозяйство основывалось на земледелии (кукуруза, фасоль, тыква). Керамика ранней А. (периоды пуэбло I, II - 700-1100) имела роспись чёрным по белому фону; появляются первые поселения типа пуэбло. Наивысшего расцвета культура А. достигла в период пуэбло III (1100-1300). На западе пуэбло строятся в пещерах в скалистых каньонах (Клифф-Пэлис, насчитывающий до 200 помещений и др. - район Меса-Верде; Бетатакин и Киет-Сиель - район Навахо-Маунтин; встречаются поселения с трёхэтажными башнями - Тауэр-Хаус, Сан-Темпл и др.), на востоке - на равнинных берегах рек (Бонито, имевший 800 помещений; Пуэбло-Ацтек и др. - район Чако; Гран-Кивира, Пинди, Сепави и др. - район Рио-Гранде). У вост. А. (в осн. в районе г. Галлина на востоке Нью-Мексико) известны также около 500 круглых или прямоугольных в плане башен (выс. до 9 м), строившихся в центре поселений. В кон. 13 в. наступил завершающий период А. - пуэбло IV (1300 - 1-я пол. 16 в.). В результате засухи и затем нашествия апачей пришла в упадок. (https://bigenc.ru/archeology/text/1820669)

Хохокам (Hohokam, от huhugam - "те, кто ушли" на яз. папаго-пима) - археологическая культура 1-15 вв. индейцев сев.-амер. Юго-Запада, в основном на землях современных штатов Аризона (США) и Сонора (Мексика). Периоды: начальный (1-8 вв.), колониальный (8-11 вв.), классический (11-15 вв.; 4 фазы). Есть другие датировки. Поселения близ водных артерий, на плодородных землях. В классический период существенно растут число и размеры поселений, усложняется их планировка, некоторые считаются "городами". Снейктаун в период расцвета (11 в.) был региональным центром керамического производства, на участке площадью около 7 га располагались 2 корта для игры в мяч, маунд, площадь, общественные сооружения из сырцового кирпича, полуземлянки площадью 15-25 м2. Находки морских раковин, бирюзы, медных бубенчиков, останков тропических попугаев в Каса-Гранде указывают на связь с Мезоамерикой. Скорченные трупоположения в неглубоких могилах в классический период в основном сменяются трупосожжениями. Земледелие (маис, бобы, тыква, хлопок, агава) с использованием сотен километров каналов и частичного изменения русел рек дополняли собирательство, охота. Х. сложилась на основе местных традиций. Потомками носителей Х. считают индейцев пима. (https://bigenc.ru/archeology/text/4697741)

Судя по приведенным данным, все эти три культуры (могольон, анасази и хохокам) проживали на близкой территории параллельно друг с другом на протяжении более тысячи лет. Расцвет этих культур археологи относят ко времени интенсивного строительства пуэбло (1100-1300 гг.), даты возведения которых определены по данным дендрохронологии с точностью чуть ли не до года. В отличие от очень расплывчатой хронологии самих культур. И, тем не менее, каких-либо четких критериев отличия одной культуры от другой не просматривается, а в отдельных тонкостях этих различий под силу разобраться только специалисту.

Нам же важно для себя отметить, что расцвет этих культур приходился на одно и то же время, еще задолго до Колумба, а закат произошел достаточно быстро и по непонятным причинам. Так же отметим для себя очень слабое влияние центрально-американских культур (ацтеки и др.), что удивительно, ведь территориально они располагались не так далеко друг от друга. И еще то, что современные археологи упорно "дотягивают" их существование до появления здесь первых европейцев и на этом обрывают. Хотя первые европейцы каких-то высоких культур, за исключением нескольких десятков заселенных пуэбло, здесь не увидели.

Североамериканский Восток. Маунды..

И снова предоставляем слово К. Кераму:

"От штата Висконсин до Мексиканского залива, от Миссисипи до Аппалачей возвышаются десятки тысяч искусственных холмов; некоторые еще хорошо сохранились, другие развеяны ветром тысячелетий, распаханы плугами фермеров, разрушены и разграблены грабителями могил. Некоторые из этих холмов похожи на пирамиды.

Североамериканские искусственные холмы не являются пирамидами в математическом смысле слова и сложены не из камня, они представляют собой иногда небольшие, иногда же колоссальные насыпи из земли, так сказать, искусственные горы, причем величайшая из них занимает площадь большую, чем пирамида Хеопса.

Каковы бы ни были различия, просто удивительно и необъяснимо, как малоизвестен факт, что в США находится более 100 000 таких насыпей. Всех их, непохожих на пирамиды и имеющих фантастические формы, называют собирательным словом "маунд". Оно не обязательно означает холм над могилой или фундамент храма. Скорее, это общий термин, в конечном счете появившийся для того, чтобы быть связанным с предположительно существовавшим народом, о котором известно очень немногое, а именно со "строителями маундов".

Вычислили, что в маунде недалеко от Майамисбурга, в штате Огайо, не меньше 8816 м3 земли; другая насыпь - в округе Росс, также в штате Огайо (только в этом округе находится около 500 маундов), насыпана из такого количества земли, на погрузку которой, по оценке одного фермера, потребовалось бы 20 000 вагонов. Но у индейцев вместо вагонов были только руки, корзины и мешки из шкур! Если кто-либо не поверит фермеру, то пусть ознакомится с мнением двух современных археологов, сделавших сообщение о маунде в Поверти-Пойнт, на севере штата Луизиана, после его изучения, фотографирования с воздуха и тщательных обмеров. Джеймс А. Форд и К. X. Уэбб пришли в 1956 г. к выводу, что в нем находится приблизительно 405 000 м3 земли. По поводу самого крупного маунда Форд говорит: "...можно предположить, что на его строительство ушло свыше трех миллионов часов рабочего времени".

Маунд у Майамисбурга имеет высоту 23 м. А Грейв-Крик-маунд в Маундсвилле, в штате Огайо, - 19 м высотой и шириной основания 97 м.

Рис. 4. Грейв-Крик маунд (Grave Creek Mound), Маундсвилл, Зап. Вирджиния, США.
Относится к культуре адена (Adena culture), датируют 250-150 гг. до н.э.
Координаты: 39°55?00.86?N 80°44?40.49?W. (https://en.wikipedia.org/wiki/Grave_Creek_Mound).

Если взять все североамериканские маунды, число которых несравненно больше, чем египетских пирамид, то мы можем себе представить затрату организованного труда "примитивного" народа, которая, в совокупности, намного превышает труд населения Египта.

Первые ученые мужи, появившиеся в этих местах, не могли ответить на вопрос о происхождении маундов. Конечно, им и в голову никогда не могло прийти связывать данные постройки с дикими, бродячими племенами краснокожих - с лихими наездниками сиу, апачей и других индейцев, как бы они ни назывались, у которых, по-видимому, были на уме лишь война и охота и которые чувствовали глубокое презрение к любой разновидности подневольного труда.

Может быть, их воздвиг какой-нибудь мифический древний народ очень высокой цивилизации? Курьезно, что научное изучение североамериканского востока началось почти на сто лет раньше, чем Юго-Запада, последним занялся Банделье в 1880 г., а первым - еще в 1780 г. Томас Джефферсон.

Томас Джефферсон (1743-1826) был одним из самых необычных людей своего времени. Он автор одного из самых значительных политических документов американской истории - Декларации независимости (1776). Собственно, этот факт, не говоря уже о пребывании Джефферсона на посту президента США, оказавший наибольшее влияние на общественную жизнь, был вершиной его карьеры.

В начале 80-х годов XVIII в. он создал свои "Заметки о штате Виргиния". Чтобы покончить с разногласиями и удовлетворить собственную любознательность, он приходит к следующему решению: "Поскольку один из таких маундов был расположен поблизости, я захотел убедиться в том, какое именно из этих мнений соответствует действительности. С этой целью я решил вскрыть и тщательно исследовать всю насыпь".

Маунд был расположен на низменной равнине, и по соседству находились другие холмы, на которых сохранились остатки индейских поселений. Он имел куполообразную форму и диаметр основания, равный 13 м. В прошлом маунд достигал 4 м в высоту.

"Сначала я вскрыл верхний слой земли в нескольких местах маунда и на глубине от 15 до 90 см стал встречать человеческие кости. Они лежали в полном беспорядке, словно на свалке: вертикально, наклонно, по диагонали, затем опять вертикально. Они были обращены в различные стороны света. Все перепутано и перемешано и удерживалось вместе лишь землей… Кости самых различных частей скелетов лежали вперемешку друг с другом. Так, например, мелкие кости ног оказались в полости одного из черепов. Многие черепа соприкасались друг с другом и были обращены лицом вниз, в стороны, лежали на затылке, вверху и внизу. Создавалось впечатление, будто кости с полнейшим безразличием были высыпаны из мешка или корзины, а затем присыпаны землей без малейшей заботы о том, чтобы сохранить целость скелетов. Чаще всего попадались черепа, нижние челюсти, зубы, а также кости верхней части бедер, голени, стоп, предплечий, кистей рук. Сохранилось очень немного ребер, шейных и спинных позвонков... и только один-единственный экземпляр костей, образующих основу позвоночника. Черепа были настолько хрупки, что в большинстве случаев рассыпались от малейшего прикосновения. Остальные кости были прочнее.

И вот Джефферсону приходит в голову новая идея, которая положила начало одному из специальных археологических методов: "Тогда я решил проложить через курган вертикальный разрез, чтобы исследовать его внутреннее строение... Разрез проходил примерно на расстоянии метра от середины холма. Он был прорыт вплоть до древней поверхности, на которой стоял курган, и настолько широк, что в нем мог передвигаться человек и обследовать его стены. На дне... я обнаружил кости, над ними пару камней, принесенных с откоса, который был удален отсюда на расстояние 400 м, и из реки, протекавшей в 200 м. Затем шел толстый слой земли, над ним слой костей и так далее. В одном из концов разреза наружу отчетливо выступали четыре слоя костей. В другом конце - три таких же слоя. Причем слои в обеих частях разреза лежали в различных плоскостях. Кости, ближе всего лежавшие к поверхности кургана, истлели в наименьшей степени. В костях мне не удалось обнаружить никаких следов, которые обычно оставляют после себя пули, стрелы и другие виды оружия. По моим предположениям, в кургане лежало до тысячи скелетов. Приведенные факты позволяют опровергнуть мнение, будто в кургане покоятся останки павших воинов... Исследование со всей очевидностью доказало, что маунд обязан своим возникновением обычаю собирать останки умерших и хоронить их в одном месте. Оно показало, что первый слой костей был просто-напросто положен на ровной поверхности, обложен несколькими камнями, а затем присыпан слоем земли и что второй слой костей был положен поверх первого. Оно показало, далее, что нижний слой в большей или меньшей мере сместился после того, как на него были положены и засыпаны землей многочисленные кости верхнего слоя и так далее. Такая картина вырисовывается, в частности, благодаря обнаруженным в могильнике: 1) множеству костей; 2) их беспорядочному, хаотическому расположению; 3) наличию костей в различных слоях; 4) несовпадению слоев, расположенных в различных частях кургана; 5) различной степени разложения костей в этих слоях, что, как представляется, указывает на различное время отдельных захоронений; 6) наличию в кургане детских костей".

В этом кратком обзоре, сделанном в 1781 г. (в этом году им был написан первый вариант книги), Джефферсон применил то, что стало с тех пор важнейшим методологическим оружием всех археологов независимо от того, работают ли они на Дальнем Востоке, в Двуречье или Египте, на Юкатане или в Аризоне, - метод стратиграфии.

Археологи наших дней не любят слова "строители маундов" (Mound Builders) и по очень простой причине. Когда в 1900 г. начались научные исследования маундов под руководством Уильяма Миллса из Музея штата Огайо, Фея-Купера Ноула в Иллинойсе, Уоррена Мурихеда из Джорджии, У. С. Уэбба в Кентукки и многих других, становилось все ясней, что "народа - строителя маундов" никогда не было. Более того, эти сооружения создавали в разное время многие племена и с совершенно различными целями.

К примеру, в северной части течения Миссисипи стоят маунды с горбами и редко выше 10 м. Это все маунды захоронения (Burial Mounds), полные скелетов. Южнее, на территории от Сент-Луиса до Мексиканского залива, находятся маунды, которые чем-то напоминают пирамиды; это насыпи с плоской вершиной, которые имеют в основании квадрат или прямоугольник. Еще и сегодня мы можем различить, что наверх вела лестница с высокими ступенями или наклонный въезд. Для чего? Куда? Вероятней всего, к храму, стоявшему на вершине. Так для этих маундов появилось название "храмовый маунд" (Tempel-Mound).

Особенно трудно было классифицировать маунды, имеющие очертания животных. Многие из них находятся и сейчас в штатах Висконсин и Огайо. Они имеют форму распластанных на земле орлов, черепах, медведей, лис, лосей, бизонов и даже людей; насколько мне известно, подобных земляных сооружений в мире больше нет.

Эти земляные сооружения археологи называют Effigy Mounds. Слово effigy многозначно в английском языке. Оно означает полное или частичное изображение человеческого тела, к примеру барельеф, высеченный на саркофаге, но также и королевский портрет на монете или куклу, которую сжигают или вешают за отсутствием данного человека. Североамериканский маунд - это всегда сооружение из земли, в большинстве случаев изображение зверя, но такого колоссального размера, что с высоты человека его невозможно окинуть взглядом.

Чаще всего "величайшим" считают маунд Кахокья, находящийся в штате Иллинойс. Иногда его называют "Монаший холм", потому что когда-то на одной из его террас монахи выращивали овощи. Эта усеченная пирамида имеет выше 30 м высоты, 330 м длины и 216 м ширины. Самая большая египетская пирамида, фараона Хеопса в Гизе, имеет высоту 146 м, стороны основания по 230 м. Это значит, что площадь основания североамериканской пирамиды приблизительно на 18 000 м2 больше, чем у величайшей египетской. Та и другая стоят в группах. Но группа вокруг американской пирамиды несравненно больше. Маунд Кахокья был когда-то центром более чем 100 меньших, также усеченных маундов, а на 11 км вокруг него находятся еще 300 маундов!

Одним из самых интересных маундов-захоронений был Сайп-маунд в округе Росс, в штате Огайо. Он имеет следующие размеры: 6 м высоты, 76 м длины и почти 46 м ширины. Считают, что его масса земли составляет не менее 20 000 м3. Этот маунд оказался не только могилой, где лежало 99 скелетов, но и гробницей-сокровищницей! Шетрон сообщает: "При ближайшем рассмотрении самой впечатляющей оказалась находка комнаты-гробницы, построенной из стволов деревьев и балок, под сводами которой были останки четверых взрослых, лежавших на спинах, а около их голов лежали поперек скелеты двух грудных детей. Может быть, это была могила родственников или родовой склеп, принадлежавший вождям; во всяком случае, нет сомнения, что умершие относились к элите. Похороненных здесь людей сопровождало большое количество предметов, причем некоторые из них были единственными в своем роде. Обнаружили также тысячи жемчужин; поэтому газеты того времени назвали эту усыпальницу "Большой жемчужной могилой". В большом количестве были найдены орудия и украшения из меди, слюды, панциря черепах и серебра"

Самой же большой трудностью для археологов было датирование. Примечательно, что датирование с помощью колец деревьев на этот раз не дало результатов. …В лесных районах и речных долинах на Востоке США был иной климат, чем на засушливом Юго-Западе. Во-первых, огонь или влажность почвы разрушили почти все элементы деревянных конструкций, а во-вторых, колебания климата в этом районе на протяжении столетий были столь незначительны, что кольца деревьев не показывали четких различий.

После бесконечной и кропотливой работы выделились две "культуры": адена и хоупвелл. С самого начала ученые заспорили о датировке. Сравнительно быстро они пришли к единому мнению, что культура адена была раньше хотя бы потому, что некоторые произведения искусства хоупвелла были более совершенными, а адена была для них, так сказать, подготовительным этапом.

Все сразу изменилось, когда на помощь пришел Либби со своим методом радиоуглеродной датировки. Сначала он еще больше все запутал. Первые немногие слишком поспешно интерпретированные измерения вроде бы доказывали, что мнения всех археологов ошибочны и хоупвелл существовал раньше, чем адена. Но мы не будем углубляться в подробности и из осторожности, ибо и сами ученые должны быть осторожны, предоставим еще раз слово Фредерику Джонсону из Фонда Пибоди, писавшему в 1967 г., что "...общее количество дат, имеющихся в распоряжении, недостаточно, чтобы определить хронологические рамки этих культур, распространенных на огромной площади Востока Северной Америки и отражавших в течение более 1000 или 1500 лет их подъем и упадок. Распределение дат относительно той или иной культуры меняется и зависит соответственно от специальной классификации различных авторов, которые не всегда придерживаются единого мнения, приписывая обнаруженные признаки той или иной культуре. Но в общем следует сказать, что адена существовала между 500 и 900 годами н. э., а культура хоупвелл, в особенности на севере,- между 900 и 1150 годами н. э.".

Рис. 5. Карта распространения маундов культур Хоупвелл и Адена. (http://faculty.humanities.uci.edu/tcthorne/colonialhistory/Moundbuilders.html)

Сегодня нет сомнения, что адена предшествовала культуре хоупвелл. Но мы до сих пор не можем точно определить, когда был воздвигнут каждый маунд, чего нельзя сказать о юго-западных индейцах пуэбло, сооружения которых мы часто определяем с точностью до года. И это еще не все. У нас масса теорий, но мы не знаем, откуда пришли круглоголовые люди адены, почему они покинули свой район - прежде всего долину р. Огайо - и куда они ушли. Все это касается и пришедших туда длинноголовых людей хоупвелла, а вопросы "откуда" и "куда" подлежат, как и раньше, научной дискуссии. И тем не менее обе культуры мы можем довольно хорошо характеризовать благодаря огромному количеству находок, обнаруженных в маундах.

Люди адены были первыми в восточной Америке, кто объединил в одно целое три важных фактора, содействовавших созданию культуры: выращивание маиса, изготовление керамических изделий и организованный коллективный труд. Может быть, идея строительства маундов пришла из Мексики? Такая вероятность существует, но она не доказана. Маунды адены были погребальными по назначению, тогда как мексиканские народы сооружали преимущественно храмовые холмы. Очевидно, что у людей адены существовала общественная иерархия; можно точно отличить могилы знати от могил простых людей, трупы которых большей частью сжигали. На отдельных скелетах было обнаружено нечто любопытное. Мы цитируем Уилли:

"Тела были положены на спину вытянутыми, и, по-видимому, мышцы еще были на костях... Многие кости перед захоронением были окрашены красноватой охрой. Или скелет очистили от мышц, прежде чем сверху насыпали красноватый порошок, или тело покойника некоторое время оставляли на воздухе, чтобы оно разложилось, и только потом кости красили охрой. Во втором случае это означало, что между моментом, когда тело клали в могилу, и ее закрытием проходило некоторое время".

Все это можно истолковать как начало культа мертвых, ради которого народ должен был брать на себя необычный труд. Очень странно, что эти люди жили маленькими деревенскими общинами, едва ли более пяти домов. Если согласиться с мнением, что для строительства большого маунда тысяча индейцев должна была работать по меньшей мере в течение пяти лет, то возникает проблема, как этих людей собирали вместе и как кормили? При этом у них было достаточно времени для занятия различными ремеслами, особенно для изготовления различных украшений.

Все это, но в более совершенном виде встречается и в культуре хоупвелл. Длинноголовые люди культуры хоупвелл проникали на территорию людей адены. Победили ли они их? Изгнали? Может быть, смешались с ними? Переняли они ритуалы погребения или принесли свои? Так много вопросов и так мало ответов.

Сильверберг описывает их ритуал погребения, все, что мы сегодня знаем об этом:

"Маунды хоупвелл - очевидное свидетельство сложного культа мертвых. На них совершались священные ритуалы и церемонии; здесь самые видные члены племени с помпой и роскошью отправлялись в последний путь. Около трех четвертей умерших сжигали; надо полагать, что захоронение целого тела в усыпальнице было исключительно привилегией высокой касты.

Кульминацией ритуала погребения людей хоупвелла были дома мертвых, сооруженные на специально подготовленных местах. Сначала удаляли все деревья и кустарники с места, где собирались возвести маунд, затем вынимали верхний рыхлый слой земли, а лежавший под ним слой обычно покрывали прочной глиной. На глиняный пол насыпали на дюйм или немного больше слой песка или гравия и на этом основании сооружали большое деревянное здание. Стены усыпальницы строили из одного ряда стоявших стволов деревьев. Отдельные сооружения были столь велики, что, вероятно, и не покрывались крышей, представляя собой огороженные участки под открытым небом; часто вдоль внутренней стороны главной стены устраивали узкие помещения с потолками.

В одном и том же доме мертвых могли проходить различные похороны. Мертвых сжигали в прямоугольных ямах, выкопанных в земле и облицованных глиной, предварительно освободив скелеты от мышц или оставив трупы разлагаться на воздухе. После сожжения собирали пепел с остатками костей и относили в погребальные склепы из стволов деревьев, стоявшие на платформе вблизи от ям для сожжения, или же оставляли в ямах.

В одном из примыкавших помещений подготавливали погребение целого трупа. На полу дома мертвых, на низкой глиняной платформе сооружали прямоугольный деревянный склеп; в него клали вытянутый труп среди предметов, подлежавших церемонии "умерщвления" или уничтожения, возможно, чтобы освободить их души, сопровождавшие умершего в потусторонний мир. Эти усыпальницы из стволов деревьев были похожи на склепы народа адены; основное же различие между могильниками адены и хоупвелл не в сооружении склепов, а в большем богатстве и лучшем качестве предметов хоупвелла".

Что отличает людей хоупвелла, так это их любовь к украшениям. Они украшали себя с головы до пят, даже скелетам они часто приделывали медные носы. Чтобы получить редкие материалы, они создали широко разветвленную сеть обеспечения (мы не можем судить, можно ли в данном случае говорить о торговле) по всей восточной Америке, а на западе до Скалистых гор. Медь поступала к ним с озера Верхнее, лежащего на теперешней канадской границе, раковины, зубы аллигаторов и акул - с берегов Мексиканского залива. Из районов Дальнего Запада им привозили обсидиан - черное вулканическое стекло, из которого делали культовые ножи. Из Скалистых гор получали они зубы и когти медведей гризли, некоторые раковины - с побережья Атлантики, а серебристые сверкающие кружки слюды - из Каролины.

Самым же ценным украшением были мягко мерцавшие речные жемчужины. Их обнаружили не только в кургане Сайп. Несмотря на то что в природе они встречаются сравнительно редко, их находили галлонами [Галлон - равен 4,405 л.] и в других могилах знатных людей. Некоторые жемчужные бусы оценивают сегодня во много тысяч долларов - истинно королевские драгоценности, а в некоторых случаях скелеты были увешаны многочисленными нитками бус.

Золотом и серебром они почти не пользовались, их металлом была медь, из которой они выковывали инструменты, украшения и пластины для доспехов. Следует заметить, что они не знали процесса выплавки металла, а стало быть, и литья, зато им была знакома техника отжига.

И этот народ, возможно, стоявший еще ближе, чем народы пуэбло, у порога высокой культуры, исчез в сравнительно короткий период времени. Надо полагать, у него была крепкая иерархическая структура, с господствовавшим слоем духовных и светских руководителей, какой никогда не было у народов пуэбло (мы, как всегда, отмечаем их очень демократическую и прежде всего миролюбивую общественную структуру).

Но в V в. н. э. эта культура вступает в полосу упадка. Во всяком случае, на историческую сцену вступил новый народ. И вновь это были строители маундов. Но они стали сооружать маунды не рядом и между памятниками своих предшественников, как это сделали люди хоупвелла, придя в долину Огайо, принадлежавшую людям адены, а много южней, вдоль могучего течения Миссисипи, начиная от дельты и затем все дальше, завоевывая более северные провинции.

Этот народ мы называем строителями храмовых маундов (Temp-le Mound Builders). Ибо их сооружения не были внушительными холмами-погребениями, а только огромными фундаментами храмов (см. Рис.6). Это усеченные пирамиды, которые служили тронами для воображаемого божества и были видны издалека; их можно больше сравнить с месопотамскими "зиккуратами", чем с египетскими могилами фараонов. У них много общего с мексиканскими и центральноамериканскими храмовыми пирамидами майя и ацтеков, хотя они не сложены из камня, а насыпаны из земли. И если центральноамериканское влияние на культуры адены и хоупвелла очень спорно и, в общем, ограниченно, то в данном случае оно очевидно. Их функции одинаковы. Как в Мексике, они стоят не поодиночке, а всегда по несколько, объединенные в группы до сорока маундов; это были центры для отправления культа с большими площадями для парадов или собраний в середине. И еще одно сходство. Их форму и высоту с самого начала проектировал не один "архитектор", их создавали слоями, и можно насчитать до дюжины таких слоев. Как долго это длилось? Может быть, они, как майя, придерживались пятидесятидвухлетнего календаря? Был ли у них календарь? Что служило поводом и кто отдавал приказ в течение долгих лет строить новый слой?

В этих маундах погребения совершали редко; как правило, захоронения производили на кладбищах вокруг культовых центров. Там нашли предметы, свидетельствующие о высоком художественном уровне и уровне развития ремесел.

Но в один прекрасный день этой культуре пришел конец. Около 1500 г. н. э. культ мертвых, возможно, принял крайне варварские формы. Возможно, надменность и высокомерие жрецов привели к восстанию угнетенных масс; возможно, имели место военные удары извне; а может быть, на людей обрушились эпидемии? Может быть, но мы и на этот раз не знаем, почему угасла эта культура. Во всяком случае, когда пришли первые белые люди, великое время строителей маундов прошло".

Рис. 6. Реконструкция поселения Кахокия. https://megalithica.ru/kompleks-piramid-kaxokiya.html

Итак, подведем итог интересующему нас периоду истории северомериканского Востока.

Согласно современным представлениям, на территории бассейнов 2-х крупнейших рек Северной Америки (Миссисипи и Огайо) на протяжении последних тысячелетий последовательно сменяли друг друга несколько крупных земледельческих культур. В американистике их принято называть "культурами строителей маундов".

Первой, в центральной части долины р. Огайо, появляется культура Адена, существовавшая в период 1000-200 г. до н. э. Об этой культуре известно очень мало. По-видимому, культура Адена охватывала несколько связанных обществ с общими традициями, такими, как сооружение погребальных маундов и церемонии.

За ней последовала культура Хоупвелл существовавшая вдоль рек северо-восточной и центрально-восточной части будущих США в период 200 гг до н. э. - 500 гг. н. э. Из всех достижений хоупвеллской культуры до настоящего времени лучше всего сохранились маунды, цель сооружения которых до сих пор остаётся неясной, хотя во многих курганах обнаружены погребения. Помимо этого, для нее была характерна активная торговая деятельность.

Интересно, что пишет об упадке этой культуры Википедия (с комментариями автора) (https://ru.wikipedia.org/wiki/Хоупвеллская_традиция):

"Около 500 г. н. э. система торговых обменов культуры Хоупвелл приходит в упадок, сооружение курганов прекращается, связанные с культурой виды искусства больше не создаются. Война представляется маловероятной причиной, свидетельства боевых столкновений в этот период отсутствуют. Как одна из возможных причин, рассматриваются климатические изменения: похолодание могло вызвать миграцию животных на север или запад, поскольку погода могла пагубно сказаться на привычной для них растительной пище. Также возможно, что появление лука со стрелами вызвало сокращение и без того малочисленных популяций пригодных в пищу диких животных. Распад социальной организации мог быть вызван переходом к полномасштабному земледелию (а разве это происходит не ровно наоборот?)".

И завершающей в этом ряду "строителей маундов", явилась Миссисипская культура - крупнейшая индейская культура, существовавшая на юго-востоке Северной Америки в VIII-XVI вв. Для нее было характерно сооружение храмовых маундов. По уровню развития миссисипская культура была сопоставима с европейскими культурами бронзового века. (который, между прочим, в Европе закончился в 600-800 гг. до н.э.)

А вот какие даются объяснения причинам упадка этой культуры после прихода европейцев (https://ru.wikipedia.org/wiki/Миссисипская_культура):

"После поражения и бегства экспедиции де Сото миссисипцы продолжили жить традиционным образом, влияние европейцев оставалось незначительным. Несмотря на это, европейцы косвенно повлияли на восточное побережье Северной Америки. Болезни разрушили социальный уклад многих местных общин, некоторые общины завели лошадей, завезенных европейцами, и вернулись к кочевому образу жизни. Во многих местах разрушился общинный уклад и системы управления. Лишь некоторые группы сохранили в устных преданиях память о своём прошлом, об эпохе строительства курганов. Другие группы мигрировали в значительно удалённые от прежних мест обитания земли и забыли о своих предках, строивших курганы".

Замечательное объяснение. Европейцы завезли в Америку лошадей и индейцы, побросав свои высокоорганизованные поселения, вскочили на них и ускакали подальше от этого 800-летнего "кошмара", в котором их заставляли вручную насыпать огромные курганы - маунды. Но шутки шутками, а объяснять почти бесследное исчезновение огромной культуры как-то надо.

Теперь мы имеем представление о том, что касается североамериканского Востока, расположенных на этой территории маундов и связанных с ними культур. Здесь мы наблюдаем ту же "плавающую" на сотни лет в разные стороны хронологию и бесследно исчезающие культуры. И еще непонятно, почему в то время как на Юго-Западе древние культуры на смежных территориях существовали параллельно, здесь они последовательно сменяли друг друга. Но главное, что повторяется та же закономерность - высокоорганизованные поселения оказываются "покинутыми" непосредственно перед приходом европейцев, а существовавшие до этого столетиями развитые культуры загадочно исчезают. Странно, 2000 лет все как проклятые насыпали курганы, а как пришли европейцы, тут же перестали и скрылись без следа. Наверное, не хотели показывать им свой главный секрет - как они могли это делать, не имея для того никаких приспособлений.

На этом ознакомительный раздел с археологией Северной Америки закончен и нас ожидает новая часть повествования - попытка дать ответы на многие поставленные выше вопросы.


ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ:


  • ""ОДНАЖДЫ В АМЕРИКЕ". Часть 2.
  • "ПРИЗНАКИ ИМПАКТНОГО СОБЫТИЯ В ОБРАЗЦЕ ПЕСЧАНИКА СО СТОЛОВОЙ ГОРЫ ВБЛИЗИ г. КЕЙПТАУНА, ЮАР"
  • "АТЛАНТИЧЕСКАЯ ИМПАКТНАЯ ГИПОТЕЗА ВСЕМИРНОГО ПОТОПА". Часть 2.
  • "АТЛАНТИЧЕСКАЯ ИМПАКТНАЯ ГИПОТЕЗА ВСЕМИРНОГО ПОТОПА". Часть 1.
  • "ЗАГАДКА ИСЧЕЗНОВЕНИЯ СКИФОВ или как ПРИРОДА ИЗМЕНИЛА ИСТОРИЮ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА"
  • Критический разбор статьи А.М. Люхина (типа рецензия от железного Шуры)
  • ОТВЕТ Алексея Люхина на ОТЗЫВ в журнале и Критический разбор статьи
  • ФОТОГРАФИИИ геолога Алексея Люхина (МГРИ, РМРЭ-76-2)
  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
      as-kurt@yandex.ru 


    ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ТЕКСТА ОБЯЗАТЕЛЬНО УКАЗЫВАТЬ АВТОРА И ССЫЛКУ НА ИСТОЧНИК:

    Автор: Алексей Люхин.
    Источник: http://kas.mfvsegei.ru/drug/drug_22/drug-22-6.htm