Бичевские рассказы Олега Деева


Часть 1. КАК МЫ ДЁШЕВО ОТДЫХАЛИ НА ЮГЕ.

Жаркий июль 1980 года. Якутская АССР. Мирнинский район. Иреляхская поисково-разведочная партия.

Горнопроходческий отряд готовился к заслуженному отдыху, который предоставлялся на 10 календарных дней после 20 напряженного труда в тайге, связанного с работами по поискам россыпных алмазов в районе ручья Далбергэ и реки Вилюй (территория поисков находилась в 120 км севернее города Мирный).

Отдыхать намеревались двумя группами: одна оставалась в палаточном лагере прямо в тайге, другая - на вездеходе выезжала в поселок МУАД, где базировалась Иреляхская поисково-разведочная партия.

Многим из первой группы отдыхающих под угрозой увольнения было запрещено выезжать с места работы из-за склонности к "продолжению банкета" после отдыха и упорного нежелания возвращаться на место работы пока есть на что пить. В этой группе были и те, кому ехать было просто некуда, они не проживали в Якутии и копили деньги на выезд в отпуск или вообще с Севера.

Однако эта группа была не такая уж безграмотная и простая, потому как в канун выезда начальства с особой тщательностью заправлялись сорокалитровые бидоны дрожжами и сахаром и процесс брожения смеси должен быть завершен по намеченному плану, - после покидания лагеря лишних ртов. Некоторые из них думали наперед и совали деньги отъезжающим, кому доверяли, на водку и хорошее курево. Деньги у них водились, поэтому заказывали скромно - от 10 бутылок "коленвала" и нескольких блоков "Космоса"

Ко мне подошел горнопроходчик Саша Курдюков (он же - Курдюк), сунул три красных червонца и попросил от группы отдыхающих купить чего-нибудь доброго для поднятия настроения, что продается в великом поселке МУАД и нет здесь. Заказ был принят, так как он обращался от коллектива, который следовало уважать каждому.

Справка. Саша Курдюков хорошо и ловко работал на забое при проходке шурфов из-за небольшого роста и коренастого телосложения, правда жизнь его здорово потрепала и не выглядел он на свои 30 с небольшим из-за отсутствия передних зубов и шрамов на лицевой части, полученных в пьяных драках и далеко не кулаками. О себе говорил мало и уклончиво: был мастером спорта по гимнастике и акробатике, потом тренировал молодое поколение Алтая (скорее всего врет процентов на 80, может и 100).

Итак, отдых начался, вторая группа отдыхающих в приподнятом настроении влезла в вездеход и уперла на ЮГ, надеясь через 7-8 часов быть в поселке МУАД.

Одни возвращались к семьям в МУАД и Мирный, другие - в экспедиционную общагу, откуда на следующий день можно дойти до конторы, получить деньги и осесть на "точках".

По получению денег в общаге не осталось никого из отдыхающих, кроме меня, которому предстояло оформить и сдать наряды на работы, собрать материалы для диплома. Кроме того там была очень редкая экспедиционная библиотека.

А в целом отдых на Юге прошел как один день,- никто ничего не понял и особо не создал.

Все были довольны свободой и полученной зарплатой, которой хватило для безбедного проживания.

Жалоба на группу отдыхающих поступила только от одного участника.

Он был заикой и жмотом, но не пропускал мимо себя ни одной рюмки. Он был также машинистом и звали его - Леха Каморников.

Жалоба была принята устная и содержала классический вопль всех алкашей того времени:

- а-а-а м-мне говорят п-п-плати за выпитые двадцать бутылок водки, я-я-я пом-м-ню только три…

За один день до окончания отдыха начали суетиться начальники - участковый геолог Анатолий Выходцев и горный мастер Иван Смирнов, они разыскивали каждого из отдыхающих и лично предупреждали, что завтра вертолет запланирован на восемь часов утра и в шесть ноль - ноль всем собраться у общежития, куда подойдет вахтовка на базе автомобиля Урал для погрузки на вылет.

Это был еще один повод взгрустнуть и выпить. Ночь была потеряна - никто толком не спал. Вахтовка пришла раньше назначенного срока и вся группа с заспанными и опухшими мордами, включая двух новых работников, двинула на базу за продуктами, спецодеждой и запасными частями. Все было получено удивительно быстро, остались ящики с взрывчаткой, которые с опозданием на один час были погружены на вездеход. Вездеход с начальником горнопроходческого отряда направился в палаточный лагерь.

А всех нас в назначенное время вывезли к пойме реки Ирелях и оставили ждать вертолет.

В месте ожидаемой посадки вертолета вещи и продукты питания были разложены и грамотно придавлены камнями для исключения разброса при снижении вертолета МИ-8.

Вертолет не прилетел - ни в восемь - ни в двенадцать.

Тогда группа отдыхающих, несмотря на возражения начальников, начала разбиваться и собираться по интересам, одни начали доставать из рюкзаков то, что везли собой в отряд, другие прихватили к столу часть продуктов, перевозимых для столовой отряда и запакованных к отлету, так же - достали игральные карты и начали беззаботно проводить время.

Июльское солнце поднялось в зенит, началась настоящая жара, некоторые разделись и искупались. Закинув водки на "старые дрожжи" с сухой пищей закусочного типа, у многих проснулось настроение, других разморило.

Так незаметно время приблизилось к пятнадцати часам.

Вдруг - как ниоткуда - без залета на посадку, - появился вертолет МИ-8 (он же - винтокрылый друг) чтоб ему!

Передними винтами им была поднята песчаная буря, которая смела снятые и разложенные вещи отдыхающих, не думая гасить винты - присел, из него выскочил горластый и мерзопакостный борт-механик с металлическим щупом, начал тыкать в грунт в место приземления колес, затем дал знак первому пилоту развернуть вертолет задним винтом к воде, чтобы нам было максимально неудобно грузить весь наш бутр внутрь, далее - открыл задние створки вертолета, защищая собой подход к заднему винту, начал жестикулировать и ругаться так, как будто мы здесь прохлаждаемся, а он - работает.

Оставив попытку собрать раскиданные винтами вертолета вещи, отдыхающие спешно грузились в вертолет через переднюю дверь, вид у них был довольно комический: кто залез в одном сапоге на голую ногу в одних трусах и ворохом одежды, кто в правом туфле - левом тапочке, кто босиком.

Никто не смеялся над ними: смех означал вызвать на себя агрессию со стороны потерпевших.

Два начальника, я и взрывник грузили продукты и вещи, при погрузке я не смог найти мой рюкзак конструкции Абалакова, где находился заказ Курдюка. Но учитывая тяжесть этой поклажи, которую унести и самому трудно, а ветром винтов вертолета вообще затруднительно, значит в суматохе кто-то закинул его внутрь и закидал вещами.

Внутри вертолета царил хаос, почти все искали свои вещи, лазили по продуктам, спешно натягивали одежду.

Борт-механик залез последним, затащил подвесную лестницу, намеренно заехав ей по торчащему колену сидящего впереди, затем - закрыл проход, откинул страховочную "собачку" передней двери и заставил сесть на откидное сиденье геолога Выходцева с целью не допустить отдыхающих к красной опломбированной ручке аварийного выхода.

И эти действия были правильные, так как при подъеме вертолета появились желающие покинуть этого "винтокрылого друга".

- Замуровали Демоны,- пропитым да сипоты голосом произнес татарин Яшка Ишкин, когда скорость вертолета перешла на крейсерскую.

Вертолет шел до места высадки около сорока минут.

Во время полета, вспоминая тяжесть пережитого в конце отдыха, каждый думал о том, какая падла из вышестоящего начальства так обошлась с нами, лишив сна, завтрака, обеда, да и унесенных ветром вещей некоторых растяп.

Было "видно без очков", что никому нет дела до вывезенных и оставленных на "пяточке" людей, которым нельзя было отойти от места - никто не знал точное прибытие вертолета и - никто никого бы не ждал.

Будет событие и Вы - "уважаемые падла-начальники" навешаете друг другу медалей.

Отдых на Юге закончен, с момента посадки в вертолет мы находились на работе.


Часть 2. ЭВЕНК.

Вертолет был посажен на отведенную площадку палаточного лагеря.

Вот и точка дальнейшего проживания и работы.

К машине подошли работники первой группы бывших отдыхающих, выглядели они загорелыми и свежими, в отличии от красных глаз и опухших рож приезжих, быстро разгрузили вертолет. Последний завелся и улетел пустой.

Быстро были отвезены и сданы повару продукты питания. Начали расходиться по палаткам, растаскивая вещи.

В нашей геологической 10 местной шатровой палатке жило всего трое: участковый геолог Выходцев, техник-геолог Алексей Мишин и я. Алексей не выезжал на отдых, но ни его, ни его личных вещей не было. На раскладушке остались матрас и одеяло. Переехал в другую палатку?

Пришел Выходцев и сообщил, что Алексея с его согласия перевели в другой отряд.

Я сразу понял, что это дело рук Выходцева, который не собирался терпеть у себя на объекте упрямого и принципиального геолога.

Я не успел переварить потерю бойца в нашей службе, как - откидывается дверь палатки и появляется плоская рожа якута, эта рожа без приглашения входит с длинным ружьем-одностволкой. Рост прибывшего почти совпадал с длиной ружья. Скинув понягу (фанерную доску для удобства переноса тяжести на спине) и поставив ружье в угол, он представился, - Константин Михайлович Евдокаров геолог - эвенк. Последняя фраза упредила вопрос: ты че якут?

Выходцев сразу начал компанию против заселения такого соседа в нашу палатку, намекнув, что рядом палатка с слесарем по фамилии Голомзик (он же -Бич Голомзик) и живет он один. На это вновь прибывший Костя спросил:

- а где жил Леха Мишин?

Я жестом показал на раскладушку, Костя, не слушая больше Выходцева, молча бросил куртку и понягу с принесенными вещами туда, показав всем видом, что диалог на предмет его поселения исчерпан.

В эту же минуту в палатку не вошел, а влетел Курдюк с рыбой в руке. Рыба оказалась малосольным ленком, который не каждый день попадается.

Костей - эвенком были сразу проделаны следующие действия: он молча достал небольшой якутский нож, несколькими отработанными годами движениями сделал расколотку (разделку рыбы на Севере).

Выходцевым из рюкзака были вытащены огурцы и пирожки.

Курдюк скомандовал мне:

- Вытащи две!

Я никогда не переваривал такой приказной порядок общения, открыл свой рюкзак и вытащил назло ему только одну бутылку водки, которая тут же была распечатана и разлита в кружки на четверых. Пустую бутылку с глаз долой затырили под раскладушку. После выпитого появился зверский аппетит и мы смели все со стола.

Костя с утра прошел не менее 10 км (и не по асфальту), задумался, как-то немного обмяк от выпитого и рухнул в чем был на раскладушку.

Выходцев, изобразив какую-то озабоченность производством, ушел из палатки на свежий воздух. У Курдюка покраснели уши и нос. Я предложил ему забрать весь контрольный пакет заказа и направляться к товарищам, которые его с нетерпением ждут. Он взял только две бутылки и ушел.

Я подумал: не отдохнуть ли самому, но вернулся Выходцев и вытащил свою бутылку водки.

Я предложил не спешить и пойти в столовую - нормально покушать.

В палатке столовой никого не было, кроме повара (он же - башкир Обофоров), который изрядно принял на грудь и возлегал "кверху воронкой" прямо на скамье. Мы набрали хлеба и выскребли остатки скудного обеда и понесли все к себе в палатку.

В палатке за столом уже сидел Костя, которого мы оставляли недвижимым и лежачим.

С детской наивностью им был задан вопрос:

- нет ли у нас чего за душой?

Выходцев с большой неохотой вытащил опять свою водку и мы ее уничтожили, швырнув пустую бутылку опять под раскладушку.

У Кости потекли сопли и он опять рухнул на раскладушку.

Я подумал: не отдохнуть ли самому, но в палатку походкой важного курапача потихоньку, но с достоинством, ввалился Курдюк. Он пытался что-то сказать, но получалось одно мычание.

Видя такого собеседника, мною было сказано:

- если сядешь за стол, то уже не поднимешься, поэтому бери свой заказ и тащи товарищам.

Все пузыри, которые были заранее сложены в мешок перекочевали в руки Курдюка. Он с чувством гордости за одержанную победу, вышел.

Через несколько секунд мы услышали звук падения тела и звон стекла. Недалеко от палатки на спине лежал Курдюк и выписывал всякие наземные кренделя, но мешок не выпускал из рук. Удивительно, но ни один пузырь не был разбит.

Курдюк начал отчаянно обороняться, когда мы хотели просто поставить на ноги.

На этот шум прибежали его собутыльники и уволокли его вместе с бутылками.

Я вновь подумал: не отдохнуть ли самому, но мы услышали приближающийся звук вездехода, что означало, что к нам едет начальник.

Выходцев пошел встречать вездеход, я - в палатку убрать следы пьянства и Костино ружье.

Справка. Начальник горнопроходческого отряда Жирнов Николай Степанович имел вид популярного актера 30 -х годов, носил волнистые волосы, зачесанные назад, просторные бриджи и этот вид подчеркивал высокий голос оперного певца. Наряду с подчеркнутой внешностью за ним водилась привычка оскорблять подчиненных по поводу и нет. За него держались рабочие и уважали из-за постоянных приписок за невыполненные работы. К геологам отряда относился презрительно, если не завышали категорию горных пород и не документировали наземную крепь, которую никогда не делали рабочие.

В палатку вернулся Выходцев и подтвердил, что Жирнов прибыл и пошел в столовую.

Я предложил лечь и притвориться спящими, так как не найдя в столовой ничего, он обязательно припрется к нам "на огонек".

Так и порешили, но не успели постелиться, как в палатку вломился Жирнов и вместо здрасте, заорал:

- Толя, ты брал мой спальник?, - и выставился на Выходцева.

- нет…, - не очень уверенно ответил Толя.

- ты - студент прохладной жизни, где мой спальник?, - и выставился на меня.

- я сплю только на матрасе…, - для убедительности я дернул матрас.

"Конечно, с собой начальники никогда не возили спальников, хранил и выдавал их горный мастер. И вообще, - кому придет в голову отжать у начальника спальник?",-подумал я.

Тем не менее мы не убедили Жирнова в своей непричастности и он подошел к спящему Косте- эвенку.

- это еще кто?, - с пренебрежением спросил Жирнов, обращаясь Выходцеву.

- это Костя - новый геолог в отряде., - ответил Выходцев.

- а - новый геолог, вот он и спер мой спальник,- сказал Жирнов и начал трясти эвенка.

Разбудить Костю было не так уж и просто, но все-таки от тряски он принял положение сидя, открыл узкие глаза и сразу получил вопрос следующего содержания:

- ты, Костя - новый геолог, брал мой спальник?, - не сказал, а проорал Жирнов прямо в лицо эвенку.

- ты кто такой?, - просто спросил Костя.

- ты, пьяная якутская харя, уже не узнаешь своего н а ч а л ь н и к а!!!, - брызжа слюной орал Жирнов.

- ты что, приехал?, - опять просто спросил Костя.

- нет, я тебе приснился, пьяная рожа!!!, - у Жирнова уже затряслись голова и руки.

Костя привстал с раскладушки и в свою очередь как заорет:

- когда приехал почему не доложил?!, - и в завершение своей фразы рубанул кулаком по столу.

Мы с Выходцевым и до того еле-еле сдерживались от хохота, но последний жест Кости вывел нас равновесия, и не взирая на начальника, огласили палатку таким хохотом, что не расслышали ответ Жирнова.

Он же со скоростью бешеного поросенка вылетел с палатки.

Ну вот, подумал я, сейчас пойдет искать свой спальник по палаткам и обнаружит тотальное пьянство в лагере. А кто, интересно, привез водку?

Рабочие старались ставить свои палатки подальше от начальства для того, чтобы не были слышны разговоры внутри и всякие суждения относительно работодателей. Но когда дело доходило до пьянства - повышенный тон разговора нельзя избежать и можно было легко уловить его из вне и нанести визит.

Приезд начальника никого особо не остановил и гульба продолжалась.

Я снова подумал: не лечь ли спать, но при подготовке ко сну услышал, как кто-то опять влетел в палатку, схватил Выходцева и вместе с матрасом вытряхнул с лежака прямо на пол.

Под матрасом лежал спальник Жирнова.

Вбежавший в палатку был Жирнов.

- ты из меня клоуна сделал!, - сказал Жирнов и влепил две смачные затрещины Выходцеву.

- Степаныч…ты что Степаныч я же не знал что это твой спальник…, - оправдывался Выходцев, но в завершение разборок Жирнов врезал ему еще и пинка.

Костя спал, я притворился, что сплю, суду было все ясно - Выходцев спер бесхозный новый спальник Жирнова, подложил себе под матрас и ждал, когда о нем все забудут, но он мало работал в полевых партиях, если не знал, что ничего скрыть в палаточных лагерях невозможно.

Поэтому Жирнов после первого пришествия в нашу палатку нашел тех, кто указал на Выходцева.

На следующий день меня разбудил звук блюющего в районе нашей палатки. Я решил выяснить кто это, но нарушитель был проворней и сбежал.

- Повар очухался и приглашает на обед.,- сказал мне Бич Голомзик, когда я умывался.

Возле столовой палатки пристроился Жирнов и приглашает всех в свою очередь не на обед, а на собрание в 13 ноль-ноль.

Я пришел в свою палатку и сообщил Косте и Выходцеву, что нас ждут на собрание, потому как они еще не вставали.

У Кости рожа отекла и опухла, у Выходцева - только левый глаз от оплеухи Жирнова.

Костю не интересовало собрание, его занимал один вопрос:

- нет ли у нас чего за душой?

Я открыл рюкзак и показал бутылку "Экстры", настроение было поднято и Костя мигом слетел с лежака и сел за стол.

- ты хоть умойся, - сказал я ему и подтвердил серьезность разговора, спрятав бутылку.

Костя с большой неохотой взял "рыло-мыльные" принадлежности и вышел.

Выходцев сослался на головную боль, отказался вставать и принимать.

Мы с Костей дернули по одной и жизнь опять показалась прекрасной и удивительной.

Выходцев сказал, что на собрание не пойдет - там достаточно нас двоих.

И вообще, мне показалось, что он написал заявление.

Мы взяли две табуретки и направились на собрание. Там уже сидели и стояли почти все работники. Я заранее догадывался, что нам скажет начальник.

Жирнов взял табель и начал перекличку. Многие надували начальника, отвечая по нескольку раз за отсутствующих. При оглашении фамилии Выходцев, я ответил - болен. Кто-то из присутствующих загоготал с откровенным сарказмом.

После переклички началось:

- почему не вышли на работу?

- знаете какая зарплата у рабочих соседнего отряда, а какая - у вас?

- сколько можно пить и когда вы напьетесь?

Одним словом, он - герой, мы все дерьмо.

И что скажете в свое оправдание?

Все молчали и только один Бич Голомзик вызвался отвечать за всех и сказал целую речь следующего содержания:

- начальник, мы конечно виноваты в том, что выпили и сегодня не вышли на работу, пойми же нас, вчера мужики возвратились с отгулов ну взяли два ящика водки, ну выпили все сразу, но пойми - этого же мало…

Среди собравшихся послышался гул одобрения. Некоторые начали считать, сколько водки досталось бы на одно рыло и сколько было выпито реально каждым.

Начальник был озадачен так же.


  • Фотоархив Олега Деева. Часть 1.
  • Фотоархив Олега Деева. Часть 2.
  • Рассказ "Якутская смекалка"
  • Не знаешь ответа? Ты не геолог!

  • ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
      as-kurt@yandex.ru 


    ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ТЕКСТА ОБЯЗАТЕЛЬНО УКАЗЫВАТЬ АВТОРА И ССЫЛКУ НА ИСТОЧНИК:

    Автор: Олег Деев.
    Источник: http://kas.mfvsegei.ru/drug/drug_14/drug_14-03.htm