О влиянии конвекционных потоков мантии на глобальную геотектонику плит

Александр Курт

Данный трактат необходимо читать, имея под
рукой два тома "Геологического словаря".
Автор.

Шустрый стегоцефал осторожно высунул голову из раствора различных солей и с шумом выплюнул смесь катионов всех групп. До него из гидросферы не высовывался никто, даже цератидовая аммоноидея не рисковала своим фрамогконом. Он моргнул два раза, устраняя параллакс, и осмотрелся. Над головой с характерным свистом пронеслась очередь тектитов, а рядом плюхнулась вулканическая бомба. В воздухе девона тревожно пахло серой.

"Может назад, в уютный сублитораль", - с трудом подумалось в заднем отделе спинного мозга.

"Ну, нет, с бентосным образом жизни пора кончать. Я же не полухордовый!" - подумалось уже привычнее и ближе к голове.

Выбрав подходящий азимут, стегоцефал начала мигрировать к ближайшей волноприбойной террасе, закономерно эволюционируя в законченную рептилию. Пока фораминиферы и белемниты ползали по окаменевшим трилобитам, пышнодревовидный карбон сменился засушливой пермью, а после невзрачного триаса начался ужасный юрский период.

"Шельф, прощай!", - невольно вырвалось из груди юного брахиозавра, когда он наступил на геосинклинальную зону материка. Его тетрагон-триоктаэдренная головка, гордо сидящая на длинной шее, так похожей на лакколит в разрезе, качнулось в затухающей амплитуде. - "Прощай родная биономическая зона и вы, мои предки стегоцефалы!".

В ответ раздался грохот сбросо-взбросовых подвижек вдоль зон скольжения на окраинах литосферной плиты.

"Ага! Это тектонический процесс активизировал глубинные разломы в срединных рифтовых хребтах", - подумалось, где-то посреди шеи.

Повсеместно начиналась трансгрессия океана с бурной абразией береговой линии и повзрослевший брахиозавр, минуя клиф, не спеша, взобрался на аккумулятивную террасу. Впереди простиралась континентальная кора, по которой бродили диплодоки и стегозавры всех видов и размеров. Продолжая эволюционировать в сорокаметрового титанозавра, он под воздействием основного инстинкта устремился вперёд, минуя карровые поля, усеянные польями. С каждым его согласованным движением согласное залегание пластов приобретали резкое угловое несогласие, а порывы ветра производили дефляцию и коррозию коренных пород. Ах, эта любовь под сенью лепидодендронов, между карстовыми воронками!

Титанозавр

Неожиданно, из циркообразного кальдера, сопровождаемая выделениями фумарол и сольфатор, выползла, стремительно прокисая, эффузия ультраосновного состава. Прогибая остатки отденудированной коры выветривания, заметая за собой аллювий, делювий и элювий пролювием, стотонный ящур не спеша, взобрался на трёхгранный карлинг и пал в тень останца, наслаждаясь процессом эоловой денудации, превращающий остроконечные вершины в покатые пенеплены. Сквозь дремоту было заметно, как весь регион куда-то движется, и это настораживало.

Геоид  в разрезе

"Да это же дрейф тектонических плит!", - догадался расслабившийся динозавр и надолго задумался о сложном строении геоида, о слоистой структуре мантии, о размере железоникелевого ядра. Даже скрежет слоев осадочных пород, сжимаемых в антиклинальные и синклинальные складки, не смогли отвлечь его от мысленного поиска поверхности Мохоровичича под литосферой. И ещё мучительно непонятной была роль конвекционных потоков для глобальной геотектоники.

Вдруг вся небесная полусфера разом озарилась яркой неземной красотой. Огромный болид, минуя верхние слои атмосферы, с грохотом пронёсся в вышине, завершая собой последний период Мезозойской эры.

"Подумалось, было что ... ... ...

Падение астероида